Игры и словески > Колесо Времени

Дела житейские, или в Черной Башне тоже бывают будни.

<< < (10/11) > >>

kpods:
Алексий и Нора

Сегодня Асгерд преподала ей третий урок подряд за три дня. Первый был ужасен - её стошнило от того, что троллока пришлось «выжимать» досуха. Второй Асгерд посвятила искусству обнаружения Плетений, и этот урок прошел, как по маслу. Сегодня же они практиковались в Исцелении. На ком? Асгерд принесла с собой бьющегося в лихорадке человека. Кто он и куда его дела Асгерд после Исцеления, девушка спрашивать не стала. Нора чувствовала себя пустой и слабой, будто от неё осталась лишь одна оболочка. Уроки были тяжелы, зато вечера после них складывались неплохо – Алексий ей читал. Это была его инициатива, и она несказанно порадовала девушку. В первый вечер он сидел, скрючившись на стуле, и успокаивающим голосом зачитывал ей отрывки из истории Войны Ста Лет. Нора долго не могла уснуть и Аша’ман мучился, пытаясь найти позу поудобней. Он вертелся и так, и эдак, пока Нора вдруг не сказала:
- Ты можешь сесть на кровать и упереться спиной о стену. Так будет удобнее.
И в этот самый момент, когда он сел рядом с ней, девушка почувствовала, что внутри неё все сжалось. Опасно…Очень опасно. Но он выдержит. Алексий, и правда, был спокоен, как стакан воды. Это Нора изо всех сил скрывала смущение и…возбуждение? Да, он ей снился. Да, она видела его в одной постели с собой. Но это ведь были его фантазии? Они просто передались ей по Узам. А она сейчас делала лишь все возможное, чтобы привязать к себе Аша'мана и упростить жизнь. Или нет? От этих вопросов девушке хотелось взвыть. Он выдержит. А выдержу ли я?
И она решила проверить, попросив его почитать ей перед сном после второго урока. Аша’ман снова принес книгу по истории. Алексий наугад открывал страницы, но Норе казалось, что книга ему нужна только для антуража – все, что он читал, Аша’ман знал напамять. С болью в сердце, она призналась себе – ей нравится, когда он находится рядом с ней, нравится, когда он рассказывает что-то интересное. Когда Алексий, заложив страницу пальцем, сказал, что ей пора спать, она почувствовала разочарование. Что я делаю? Я дразню его…Я хочу, чтобы он сорвался. Он, а не я. Нора откинулась на подушки с четким осознанием, что она играет с огнём. Играет, и не может остановиться.
На третий вечер Алексий подготовился основательно. Он принес с собой корзинку с яблоками - и где только раздобыл? – и стопку книг.
- Я не знаю, может быть, тебе уже надоело слушать о сражениях. Мне это по душе, а тебе, наверное, интереснее послушать истории любви. Вот, я раздобыл томик. И бери яблоки. Ты бледная, тебе нужно подкрепиться.
Нора обхватила подушку руками, и закрылась ею, как щитом.
- Нет, не надо про любовь. Давай лучше об Артуре Ястребиное Крыло.
- Хорошо, - Алексий усмехнулся, - вот уж не знал, что тебе нравится история.
На самом деле, сейчас ей было все равно, что слушать. Он мог прочитать ей балладу о Блайс из Матучина задом наперед, а Нора этого бы даже не заметила. Она жевала яблоко и, не отрываясь, смотрела на профиль мужчины. Алексий ровно, не сбиваясь читал страницу за страницей, погруженный в свои мысли. Свет от шара мерцал бликами на его волосах. Вот он ослабил ленту на волосах, вот задумчиво потер между бровями. Пружина внутри Норы сжалась до предела. И лопнула. Я делаю самую большую глупость в своей жизни. И мне плевать…
- Хватит, - она потянулась, выдернула книгу из его рук и бросила её на пол. По Узам потекло удивление.
- Тебе надоело? – Алексий недоуменно уставился на неё. – Я могу почитать что-то другое. Вот есть…
- Я сказала: хватит, - голос сбился в хриплый шепот. Нора обвила руками шею Алексия и прижала свои пересохшие от страха губы к его губам. Нормальные люди так не целуются…Нормальные женщины не целуются впервые в двадцать три года. Она замерла, не зная, что ей делать дальше. Нахлынула паника. Сейчас он рассмеется и оттолкнет меня… По Узам текло безмерное изумление и шок. Аша’ман даже не шелохнулся в ответ на её объятия Я же ничего не знаю…Я даже не умею целоваться. Ничтожество.
Но спустя мгновение Нора поняла – ей ничего и не нужно было знать. Алексий умел все.


Двое любили друг друга в темной комнате - шар света растаял в ту же секунду, когда Алексий приподнял Нору на руках и бережно уложил на кровать. Он жадно и долго целовал ее губы, перед тем, как разрешил себе оторваться от них и притронуться к мочке ее уха, шее. О нет, он не насытился ими, но его губ не хватало на все сразу, потому он сдался и решил удовлетворять свой голод постепенно. Уверенная, сильная рука спустилась вниз, на грудь, и нашла шнуровку корсета. Ему, казалось, не хотелось играться с очередной преградой, легче было просто ее сломать, разорвать, но он не смел. Он осторожно развязал тесемки и высвободил плечи Норы из платья, а затем снял его и вовсе.
Алексий встал возле кровати и прошептал.
- Я хочу зажечь свет, на минуту. Я хочу на тебя посмотреть. Разрешишь?
Нервный смешок был ему ответом. Затем Нора выдавила из себя:
- Да… Нет, погоди, наклонись, - она приподнялась и расшнуровала ворот его рубахи. Пальцы двигались, будто неживые. Девушка сняла с Аша’мана сорочку. Её касания были легкими, почти неощутимыми, как будто она боялась, что сделает что-то не так. Она стояла на кровати и неровно, часто дышала. Затем выпустила его рубаху из рук и положила ладонь Алексию на грудь – робко и неуверенно.
Он же в свою очередь, снял брюки и зажег маленький оранжевый шарик над кроватью. Зря он это сделал. Шарик просветил лишь один вздох  - и его концентрации, как не бывало. Плетение распалось, а Алексий уже не мог сдерживаться.
- Ты красивый, - тихо прошептала Нора и притянула мужчину к себе неосознанным жестом.
Он промолчал, распустил ее волосы, а она стянула ленту с его, затем запустила в них свои пальцы. Он вновь опустил ее на кровать, уже более резко, и в этот раз его губы нашли ее грудь, потом начали спускаться все ниже и ниже. Она была горячей, обжигающей, он мог сгореть в ее объятиях, но ему было все равно. Она была прекрасной, желанной, только его. В какой-то момент, он не знал нужный, или нет, но терпеть больше не было сил, он резко подтянулся вверх, нашел ее мягкие, влажные губы, язык и легонько опустился прижимаясь к ней сильнее. Осторожно, медленно, наслаждаясь каждым мгновением, он становился с ней единым целым. Она тихонько вскрикнула и закусила губу. А он начал целовать ее лоб, щеки, шею, все, до чего могли дотянуться его губы. А она вдыхала запах его кожи, гладила его по плечам, казалось, не понимая, что вдавливает ногти. Через какое-то время, он почувствовал, как ее пальцы с силой впились ему в спину, и улыбнулся. Завтра на спине расцветут царапины, но ее рукам он разрешал все. По Узам текла волна удовольствия, восторга, счастья. Она отражалась то в нем, то в ней и возвращалась обратно. Где была она, а где был он? Какая разница? Нора - это Алексий, а Алексий – Нора. Они купались в этом потоке радости, едва не захлебывались в эмоциях. Впервые в жизни Нора узнала близость, и она дрожала, как тростинка на ветру, как и он, не желая, чтобы это заканчивалось. Ей было хорошо. И он это знал. Руки Алексия, его губы, его желание, его напор – все его тело и сущность дарили ей удовольствие. Он это чувствовал. Она подчинялась ему, шла за ним. И Алексий уносил её в какой-то яркий водоворот. В какое-то мгновение, они почувствовали, что исчезли из сознания друг друга. В этот же момент он глухо застонал и вздрогнул, а Нора охнула от неожиданности и провалилась в «никуда» вместе с ним.


Алексий легонько коснулся губ Норы и перевернулся на спину. Она свернулась возле него калачиком, он нахмурился.
- Нора, что-то не так?
- Я...это так все странно, - она улыбнулась, - так непривычно. Мне хорошо.
Он обнял ее за плечи притянул к себе, ее голова легла ему на грудь и он прикрыл глаза.
- Я люблю тебя, Нора. И ты это знаешь. Не отвечай, - он знал, а потому не хотел, чтобы она говорила это вслух. Она не любила.
Алексий отстранился от боли в груди и забылся в запахе ее волос. Потом. Он разберется с этим потом. У него еще было немного времени до утра, и Алексий не собирался тратить его понапрасну.

Йен:
Алексий

Вот уже больше часа, как встало солнце. Алексий лежал на кровати и пялился в потолок. Поступил ли он правильно поддавшись собственному желанию? Что он прочитает во взгляде Норы, когда она проснется? Оттолкнет ли она его, или же улыбнется? Он повернул голову и посмотрел на лежащую рядом девушку. Покрывало сползло открывая ее левую грудь и стройную длинную ножку. С того момента, как он проснулся, Алексий пытался отводить от нее взгляд, но сейчас не выдержал. Он придвинулся поближе и почувствовал ее тело. Протянул руку к Норе. Дотронулся пальцами к ее плечу, затем повел их к углублению на шее и начал медленно спускаться вниз, к груди. Нора вздохнула и едва заметно вздрогнула.
- Ммммм... Алексий, - она сонно зевнула и попыталась перевернуться на другой бок, но Алексий не дал. Он обнял ее за талию и жадно подтянул к себе, ища ее губы своими.
Нора приоткрыла глаза и обвила шею Алексия руками. Легкое прикосновение к волосам, потом пальцы стремительно пробежались по его спине. Ей нравилось. Она еще не совсем проснулась, но он чувствовал, что ей нравилось, и Нора не сдерживалась. Алексий резко перевернул ее на спину и оказался над ней. Ночь казалась ему давно забытым прошлым, он уже успел соскучится по ее телу и собирался взять его снова.
Нора взглянула на него, затем посмотрела ему в лицо и вспыхнула. Румянец залил её всю, до самых корней волос.
- Я... я... я проголодалась, - в подтверждение её слов раздалось жалобное урчание.
Алексий почувствовал смущение Норы и легонько улыбнулся.
- Глупышка, - он наклонился над ее лицом и, поцеловав в губы, прошептал, - тебе нужно время?
Нора закусила губу и, отведя взгляд, кивнула:
- У нас ведь еще есть время, правда?
- Думаю, да. - Алексий встал с кровати и начал натягивать брюки. - И что у нас на завтрак? - улыбаясь спросил он.
- Наверное, будут яйца, - Нора встала с кровати и поморщилась, - ох. Если я смогу дойти до кухни.
Ее тело и правда болело. Алексий смущенно почесал затылок и подхватил Нору на руки.
- Раз это моя вина, носить тебя на руках, тоже мне. – Он чмокнул ее в нос и сделал шаг по направлению к кухне.
- Ай, щекотно, - Нора принялась смеяться и выворачиваться из его рук, - ой, ого!
Она изумленно уставилась на царапины на его плечах:
- А это... я?
- Ага. Ты - дикая. – Алексий расхохотался, так и не выпустив Нору из рук. Она была проворной, словно кошка, но в его руках слабой. Он сгреб ее в охапку посильнее и перебросил через плечо. – Потопали.
И в этот же момент кто-то громко постучал в дверь. Алексий остановился. Нора обмякла в его руках и он опустил ее на пол.
- Останься здесь.
Сам он прошел в к входной двери, за которой оказался Джонас. Парень мялся у входа, но Алексий и не подумал впустить его во внутрь.
- Что-то случилось?
- Алексий, мы уезжаем сегодня вечером. М'Хаэль сейчас же ждет тебя у себя.
Алексий нахмурился. Быстро, слишком быстро. А он обещал ей время.
- Я сейчас соберусь. Ты свободен.
Аша'ман вернулся в дом и остановился в дверях комнаты принадлежавшей Норе. Она уже успела одеться.
- Нора, я должен идти. Я уезжаю сегодня вечером.
- Сегодня? - девушка присела на краешек кровати. Сложная смесь чувств выплеснулась на него через Узы: разочарование, страх, совсем чуточку облегчения, тоска. Нора опустила голову, сосредоточенно рассматривая половицы, затем вздохнула:
- Что тебе собрать в дорогу?
Алексий подошел к Норе и сел на пол, затем обнял ее колени и положил на них голову.
- Прости, Нора. Я хотел облегчить тебе жизнь, но, похоже, только усложняю. - Он поднял голову, заглянул ей в глаза и отвернулся. Оставлять ее одну было невыносимо больно, но ослушаться приказа, значило умереть. - Одной смены белья и одежды хватит.
Девушка промолчала, едва ощутимо коснулась царапин на его спине и плечах, а затем положила руки ему на голову и принялась перебирать пряди. На какое-то время их окутала тишина, несколько блаженных минут. Затем Нора проговорила:
- У тебя волосы спутались совсем, нужно расчесать перед выходом. Я все соберу, не переживай.
Алексий привстал, подошел к подоконнику и взял оттуда гребень. Затем сел на кровать рядом с ней.
- Расчешешь? - Кончиков его губ коснулась улыбка. Еще одна уловка, чтобы остаться с ней подольше, еще одна уловка, чтобы почувствовать прикосновение ее рук. - У меня есть еще несколько минут.
Нора улыбнулась в ответ:
- Так и быть... - она несколько раз прошлась гребнем по волосам, шипя, когда приходилось распутывать особо упрямые узелки. Затем Алексий почувствовал, как девушка на долю секунды напряглась и по Узам пробежала неуверенность. В следующее мгновение Нора отвела волосы с его затылка и коснулась шеи губами. - Все, расчесала, иди.

***
Угрюмое настроение не покидало его целый день, а возвращаясь домой, после долгого разговора с М’Хаэлем, Алексий погрустнел еще больше. Только сегодня ночью, они с Норой достигли той близости, к которой он так стремился, и дело было не только в том, что он остался с нею на ночь. Он чувствовал, что она и правда тоскует, боится отпускать. И он не хотел уходить. Он боялся потерять то, что появилось у них сегодня - нужда друг в друге. Он боялся, что время и расстояние отберет это у них навсегда и он уже никогда не сможет вернуть ее расположения. С этими мыслями Алексий вернулся в дом и помявшись на пороге, таки вошел на кухню.
Нора сидела за столом и старательно заворачивала хлеб и сыр в небольшой узелок:
- Ты все-таки уезжаешь? - спросила она его, не поднимая глаз.
Алексий глубоко вздохнул.
- Да, и немедля.
- Понятно, - глухо проговорила Нора. - Я собрала тебе смену белья и немного еды. Вот. Держи.
Алексий даже не посмотрел в сторону собранной сумки, а подошел к Норе и прижал к себе.
- Нора, прости, но я не могу ослушаться, ты ведь знаешь. Нора... - слова застревали в горле, но Алексий запнулся лишь на мгновение и решительно продолжил. - Нора, я не знаю, что между нами происходит, но я боюсь потерять это за время своего отсутствия.
Девушка промолчала, лишь обвила Алексия руками и спрятала лицо на его груди. Внезапно она всхлипнула и отшатнулась от Аша'мана, утирая слезы со щек:
- Извини... мне просто очень страшно. Привыкла к тебе, что ли, - Нора улыбнулась, будто предлагая ему посмеяться над её слабостью. - А что между нами происходит, Алексий?
Алексий нахмурился и потер пальцами лоб.
- Я не знаю, Нора. Знаю, что люблю тебя, знаю, что нужен тебе. Разве этого мало?
- Наверное, нет, - она скованно пожала плечами. - А я знаю, что рядом с тобой мне безопаснее и спокойнее всего. - Нора не пыталась сделать ему приятно - она лишь отметила факт. - Спасибо, что заботился обо мне. Жаль, я не всегда это ценила. Я постараюсь не пропасть, пока тебя не будет. А ты береги себя, Алексий.
Если бы Алексий не ощущал истинных чувств Норы, он расценил бы ее слова, как пощечину. Но внутри нее бушевали эмоции: ей было больно и она с трудом сдерживала слезы. Его сердце рвалось к ней, он хотел вновь обнять ее, но она отступила и он не смел.
- Нора, я хочу, чтобы ты мне кое что пообещала. Дождись меня, прошу. Не беги к другому, если меня долго не будет, а тебе станет плохо. Я вернусь.
Девушка вскинула на него глаза, и по Узам заструилась обида. Глубокая, едкая, травящая душу.
- Ты хочешь, чтобы я тебе это пообещала? Поклялась? Алексий, неужели ты...- она отвернулась, закусив губу. Затем быстро подошла к нему, обняла и крепко поцеловала. - Теперь ты тоже хочешь, чтобы я тебе это пообещала?
Алексий устыдился собственных слов, опустил глаза, а его руки опять обняли Нору за талию.
- Извини, я просто боюсь вновь тебя потерять. - Он наклонился к Норе и впился в ее губы еще раз, так, будто это был последний поцелуй в его жизни.
Горечь. Горечь была во всем. На её губах, в её душе, в глазах.
- Алексий, если с тобой что-то случится....там...я почувствую? Если тебя ранят?
Алексий понял, что его руки вспотели.
- Я буду далеко, если ранят слабо, ты можешь даже не ощутить. Но если убьют... - Внутри Алексия все перевернулось, но он заставил себя задать вопрос. - Нора, может быть будет лучше, если я отпущу тебя сейчас? Плетение Уз...
Нора закрыла ладонью его рот, не дав договорить:
- Нет. Я... не хочу этого. Будь здесь, - Нора коснулась пальцем своего виска, - и просто береги себя. - Девушка выглянула в окно:
- Солнце садится, Алексий.
Алексий с трудом оторвал взгляд от Норы и запихал узелок с хлебом в собранную сумку.
- Ты только дождись. - Он направился к выходу, но не выдержав, остановился в дверях и оглянулся.
- А ты - выживи, - коротко ответила она. Лицо девушки было скрыто в вечерних тенях, но Аша'ман мог поклясться, что по щекам её текли слезы.
- Обещаю. – И он вышел за дверь.

Йен:
Ребекка

Отец хмурил лоб каждый раз, когда поглядывал на Ребекку, но она не придавала этому значения. Она знала, что уже завтра он смирится с ее решением иногда носить мужскую одежду и перестанет ворчать. Она шагала возле него по дороге и радостно улыбалась. На ней были сливового цвета брюки и подобранная им в тон короткая куртка. Эта одежда и правда была удобной: брюки не стесняли движений, куртка выгодно облегала тело, словно ее родные доманийские платья. Ребекке хотелось припустить бегом, но она не смела. Не стоило еще больше испытывать терпения отца.
Уже начало смеркаться, она успела устать, проведя целый день в Кэймлине, и потому, когда они с отцом завернули за угол и увидели собственный дом, не сдержалась и ускорила шаг. Уже через несколько мгновений она, зевая, открыла входную дверь и вошла в кухню. Отец с кучей пакетов последовал за ней.
На кухне за столом сидел Родел и жевал хлеб. При виде Ребекки он вскочил на ноги, открыл рот, потом закрыл его и стрелой помчался в гостиную. Ребекка нахмурила лоб, но как только отец взвалил кучу пакетов на стол, тут же забыла о странном поведении мальчика. Она уже  начала распаковывать покупки, когда вернулся Родел и протянул ей клочок бумаги, на котором старательно вывел: "Пакстер уезжает. Приходил прощаться." Она быстро пробежалась глазами по строчкам, подняла непонимающие глаза на мальчика, пальцы забыли, что держали что-то в руках, и бумажка медленно полетела на пол.
- Куда уезжает? Когда уезжает? Что значит уезжает? - тихо проговорила она.
Родел смущенно пожал плечами. Она поняла, что даже если бы он и был в силах говорить, на ее вопросы ответить ему было нечего.
- Как давно он приходил?
Родел почесал затылок, потом показал жестами "полчаса" и неуверенно пожал плечами.
Полчаса! Полчаса - это много или мало?! Голова Ребекки закружилась, она посмотрела на висящие в кухне часы - они показывали ровно восемь - и, резко развернувшись к отцу, схватила его за руку.
- Отец, откуда отправляется Джонас с другими Аша'манами на это их задание?
Брови отца сошлись на переносице.
- Дочка, он ведь уже приходил прощаться утром.
Ребекка пропустила замечание между ушей и вцепилась отцу в рукав другой рукой.
- Отец, ты не понимаешь... Пакстер... он с ним... тоже задание... - Слова все никак не могли сложиться в предложение, и Ребекка забросила старания. Она повысила голос. - Отец, когда и откуда они уезжают?!
Отец взглянул на часы.
- Через полчаса, собираются на плацу.
Ребекка рванула к двери и, вынув щеколду, выскочила во двор. Она неслась по улицам, благодаря Свет за то, что на ней сейчас брюки, а не платье. Пакстер мог бы ею гордиться, она умела бегать. Она сворачивала то вправо, то влево, несколько раз поскользнулась и чуть не упала, ее дыхание сбилось, легкие горели, а волосы постоянно забивались в рот. Обрезать! Обрезать! Обрезать!, - пронеслось у нее в голове. А еще: Осел! Дурень! Да как он мог прийти так поздно! Полчаса назад?! Осел! Ребекка завернула за очередной поворот и резко остановилась. Она пару раз моргнула, уставившись на собравшуюся на плацу компанию, и быстро вернулась за угол, прижавшись к стене спиной. Нет, нет, нет! Проклятье! Она глубоко дышала, непрошеные слезы запутались в ресницах, но она постаралась их унять. Что-то обожгло Ребекке бедро, и ей захотелось помыться, отскрести то место, содрать с него кожу. Что же ей делать? Пакстер был на плацу, неподалеку от него стоял Джонас, а между ними расхаживал ее неудавшийся насильник. Страх парализовал ее тело и приковал ноги к земле. Она не могла выйти туда, она не могла позвать. Ребекка осмотрелась по сторонам, ища чей-нибудь помощи, но улица, как назло, пустовала.

Симмах:
Пакстер

   - Ты когда-нибудь имел дело с этим Алексием? - спросил Роджар, грызя яблоко.
   Пакстер в ответ пожал плечами, краем глаза наблюдая за Джонасом. Он уже видел его несколько раз рядом с Ребеккой, но толком его не знал.
   - А я с ним сталкивался. Мрачный тип, скажу я тебе, - продолжал Роджар. - Девки от таких без ума, не знаю почему. Даже эта твоя... - Роджар вдруг замолчал и отвел взгляд.
   - Моя... кто? - Пакстер с любопытством посмотрел на Роджара.
   - Да не, ничего. В общем, мрачный тип. Да. Я это, схожу отолью.
   И Роджар резво направился прочь. Пакстер проводил его задумчивым взглядом. О чем это он, интересно? Саидин молчала, но Пакстер не стал к ней тянуться. Его мысли обернулись к Ребекке. Он чувствовал себя скверно, что не попрощался с ней, но что он мог теперь сделать? Возможно, больше он ее и не увидит никогда. Пакстер не строил иллюзий, на войне всегда была вероятность гибели. Быть может, оно и к лучшему? Кто она для него? Пакстер нащупал в кармане гребень, потом заметил краем глаза движение - красивая женщина в зеленом платье. Ребекка. Она свернула за угол, и спустя миг Пакстер очнулся и бросился за ней.
   Угол. Поворот. А там и правда она. В короткой куртке и облегающих брюках сливового цвета, она была прекрасна.
   - Ребекка, - выдохнул Пакстер, поймав ее взгляд.
   Она вскрикнула, потом шагнула ему навстречу.
   - Пакстер, - как-то тихо проговорила она, затем ткнула указательным пальцем Пакстеру в грудь и строго продолжила. - Уезжаешь! А мне ничего не сказал! Не попрощался! Да как ты смел!
   Пакстер виновато потупился.
   - Прости. Я и сам об отъезде узнал пару часов назад. Я хотел сообщить, но тебя не было. Родел сказал, что ты в Кэймлине. Я... Я думал... В общем, я рад тебя видеть. - Он поднял взгляд на Ребекку. - Простишь?
   Ребекка с сокрушенным видом опустила руку.
   - Ох, Пакстер. Это ты прости. Я просто... - Она замолчала, а потом спросила: - Как на долго ты уезжаешь? Куда?
   - Быть может, ты слышала, Отродья Тени вторглись в Арафел? Черная Башня отправляет туда несколько Аша'манов. И меня в том числе. Я не знаю, когда вернусь. - "И вернусь ли вообще". Но последнее Пакстер не сказал вслух. - Я уже попрощался с Роделом. Только с тобой и осталось. У меня больше и нету здесь никого, по правде говоря. - Он печально улыбнулся. - Ты... это, прости, если я что не так сделал. Я... неловкий.
   - О нет, Пакстер. - По ее щеке скатилась слеза. Она протянула ладонь и легонько прикоснулась к щеке Пакстера. - Обещай мне, обещай, что будешь беречь себя.
   Прикосновение Ребекки ожгло его словно огнем, а сердце забилось в груди сильнее прежнего.
   - Да, я вернусь...
   А ведь и правда, теперь ему есть, куда возвращаться! Осознание обрушилось на него падающей горой.
   Ребекка опустила руку.
   - Я буду ждать... - сказала она.
   Ее взгляд, он был, он... Рука Пакстера дернулась, но вместо гребня он потянулся к Ребекке. Сперва медленно, осторожно, словно страшась того, что делает, а потом... Потом ему было все равно. Пакстер стремительным движением сгреб Ребекку в охапку, прижал к себе и впился в ее губы жадным поцелуем.
   Сколько времени прошло, когда он наконец поставил ее наземь, Пакстер не знал. Он перебирал ее волосы, смотрел в ее глаза и был счастлив. Она первой нарушила молчание.
   - Пакстер, я хочу тебя кое о чем попросить. - Ребекка прикоснулась подушесками пальцев к его щеке. - Я знаю, что многие женщины в Черной Башне связаны со своими мужьями Узами. Я понимаю, я тебе не жена, и... Я просто хочу знать, что ты жив и здоров. Пожалуйста.
   Он удивленно моргнул, но ничего не сказал, лишь потянулся к Источнику и приготовил плетение, которое выучил на всякий случай, даже не думая, что когда-либо его применит. Саидин за его плечом как-то... дернулась, и когда Пакстер наложил плетение Уз, Саидин перетекла от него к Ребекке. Пакстер удивленно вытаращил глаза, когда из-за спины Ребекки выглянула Ребекка и подмигнула ему, а потом он почувствовал Ребекку, почувствовал золотые жилы и забыл обо всем.
   - Ты любишь меня, - немного удивленно сказал Пакстер.
   Ребекка улыбнулась.
   - Да, люблю. И ты меня любишь.
   Она встала на цыпочки и вновь коснулась своими губами губ Пакстера, но не успели они слиться в новом поцелуе, как раздался голос Роджара:
   - Акхм, жаль вас прерывать, но ждут только тебя, Пакстер, все остальные в сборе. Заканчивайте быстрее, пока Алексий с Джонасом не заявились сюда тебя искать, не хватало еще лишней драмы.
   Пакстер резко оборвал поцелуй, Ребекка оглянулась и замерла в его руках. Она вцепилась в Пакстера с новой силой, а через Узы он почувствовал наполнившие ее ненависть и омерезение, а еще страх. Пакстер успокаивающе погладил Ребекку и бросил на Роджара яростный взгляд.
   - Я сейчас. Оставь нас.
   Роджар смущенно отвернулся, но прежде чем уйти сказал:
   - Я ради тебя это делаю. А то нарвешься еще на... несчастный случай...
   И он ушел. Пакстер не совсем понял, что он имел ввиду, но отложил это на потом. Сперва Ребекка.
   - Тщщщ, успокойся.
   Другая Ребекка гладила эту Ребекку по голове и шептала ей на ухо что-то успокаивающее, и, похоже, что-то из этого подействовало, Ребекка оторвала взгляд от Роджара.
   - Я справлюсь, а вот ты, пожалуйста, будь осторожен, и с ним тоже.
   Ее беспокойство передалось и по Узам.
   - Ты тоже будь осторожна. - Пакстер провел ладонью по ее щеке и с огромным усилием выпустил ее из своих объятий. - Мне и правда пора.
   Отвернуться от Ребекки стоило ему еще больших усилий, но он сделал это и, не оглядываясь, пошел прочь.
   Но он вернется, обязательно вернется, ведь теперь ему есть, куда возвращаться.

kpods:
Авторы Тувин/kpods

Дэйв и Нора
Алексий покинул Башню три дня назад. И каждый день после этого Дэйв обещал себе, что заглянет к Норе. Но всегда находилась масса дел, служащих вполне внятным оправданием для того, чтобы отложить встречу. Даже самому себе он не смог бы объяснить почему тянет, но, наконец, он сдался (или же наоборот – решился?...) и, оборвав цветы с клумбы у соседского дома, оказался стоящим у заветной калитки. За забором надрывалась собака, и Дэйв надеялся, что хозяйка скоро выглянет посмотреть, в чем дело.
Нора выглянула в окно:
- Джес, успокойся, успокойся немедленно, что я тебе...- она осеклась, когда увидела, что под забором топчется Дэйв. С букетом. Девушка вспыхнула - за событиями прошедшей недели она совсем забыла о своем обещании выпить с ним чаю. И вот теперь, когда Алексий уехал, "обещание" заявилось под её ворота. Нора опустилась на стул и подперла голову рукой. Что же делать? Что же делать? С одной стороны - Алексий. Суровый, опасный, затягивающий, её хозяин.  Впрочем, она своими руками отдала все права на себя Аша'ману. С другой стороны был милый Дэйв, который излучал веселье одним своим видом. Понять, что нашли в ней оба мужчины, Нора, как ни билась в размышлениях, так и не смогла. Ладно. Я сама себе хозяйка, зло подумала девушка и передернула плечами, вставая.
- Джес...тшшш. Привет, Дэйв, - Нора приоткрыла калитку и выглянула на улицу - никого. - Быстро заходи, Дэйв.
- Дэйв, чем ты думал, когда, не таясь, пошел к этому дому? - прошипела она Дэйву уже в доме.
Как только на пороге дома появилась Нора, Дэйв, сам не зная почему, выбросил букет в кусты и несколько натянуто улыбнулся.
- Приветствие могло бы быть и менее зловещим, Нора. - Полушепотом ответил он девушке, больше для того, чтобы поддразнить ее. - Я больше недели мучился кошмарами с твоим Аша'манов в роли главного злодея и еле-еле набрался храбрости, чтобы придти к тебе сегодня. Перестань меня запугивать, пожалуйста.
Он состроил жалобную рожицу, но не удержался и прыснул хохотом.
Нора едва удержалась от того, чтобы щелкнуть Дэйва по лбу. Шутливо, разумеется.
- Ох, Дэйв, молись, чтобы никто не заметил, как ты здесь топтался. Мне, наверное, тоже стоит. Присаживайся, - Нора засуетилась, не зная, куда деть глаза и руки. - Чаю?
Дэйв посерьезнел и вместо того, чтобы присесть, оперся спиной о дверной косяк. Его взгляд упал на странные дыры в полу, которых в прошлый раз он не заметил. Ему стало не хорошо, когда он понял, что это топорные зарубки.
- Чаю? Эээ... Нора... Мне не хочется, чтобы у тебя из-за меня были неприятности... - Он с трудом оторвался от созерцания зарубок и посмотрел на грустное лицо девушки, вновь ощутив острое желание заставить ее улыбнуться. - Если хочешь, ты можешь выгнать меня из дома поганой метлой, так чтобы вся улица сбежалась и потом еще месяц об этом судачила. А если ты предварительно накормишь меня как следует, я отяжелею и не смогу бежать слишком быстро, что, конечно же, порадует и тебя и публику. Ммм?
- Ну...- Нора усмехнулась, хотя особой радости не испытывала, - я тебя ведь сама позвала, верно? Так что посиди здесь до темноты, потом я тебя выпровожу по-тихому. Могу даже и метлой, - она захихикала, - а вот по поводу поесть - увы, ты пришел рановато для ужина. Разве что поможешь. Вот мясо, вот бобы, вместе будет отличное рагу. Устроит?
Она встала к столу и принялась выкладывать продукты.
Под мелодичный звук ее хихиканий, Дэйв несколько расслабился и пружинистой походкой двинулся к плите.
- Учитывая, что мне тут с тобой до темноты куковать и ничего другого всё равно нет - сойдет и рагу.
С хохотом, он вильнул в сторону, проходя мимо Норы, чтобы избежать ее шутливого шлепка.
- Мазила! - Показал он ей язык и спрятался за дверцей шкафа. – Где тут съестное?
- Чего тебе еще? Вот бобы, вот мясо. Разве что морковки подброшу. Набери воды, пожалуйста, - Нора выдала Дэйву кастрюлю, - за работу.
Они встали рядом за столом и принялись крошить, измельчать, резать. Да...попробовала бы я Алексия вот так приспособить на кухню. Как же. А этот ничего, не выделывается. Наверное, если попрошу мусор захватить на выходе, тоже не откажет. Нора искоса наблюдала, как парень умело стряпал, не переставая удивляться:
- Дэйв, а где ты так хорошо научился готовить?
Дэйв ослепительно улыбнулся в ответ на похвалу и поднес вычищенную морковку ко рту Норы, с интересом наблюдая, как она после некоторых колебаний всё же открыла рот и осторожно откусила кусочек. Дождавшись, когда она прожует, он вновь поднес корнеплод к ее рту, но в последний момент, дразня, отдернул руку.
- Есть захочешь, и не такому научишься. - Глубокомысленно сказал он и за пару укусов запихал морковь в рот, едва не подавившись под взглядом девушки.
Нора нахмурилась и проглотила остатки морковки. Как-то это должно было выглядеть со стороны...как-то не вполне невинно? Да, наверное.
- Расскажи мне о себе, Дэйв, - спросила она его наполовину из любопытства, наполовину, чтобы отвлечь от игр с овощами, - что ты делаешь в Черной Башне?
Он пожал плечами и с набитым ртом проговорил:
- То же, что и все - живу. Мой отец и брат - Аша'маны, а кроме них ни кого у меня и нету. Так что мой дом здесь. А ты почему сюда перебралась?
Дэйв затаил дыхание, ожидая ответа, но притворился, что сосредоточен на снятии пробы с варева в котелке.
Вопрос был неудобным, вопрос был некстати... Нора опустила голову, делая вид, что пытается соскрести остатки мяса с косточки, затем поглядела на Дэйва, который старательно пытался скрыть любопытство, и лучезарно улыбнулась:
- А я...ох, - нож крайне удачно соскользнул с кости и рассек Норе указательный палец, - у-уй, я палец порезала.
Девушка расстроено подняла руку, по которой уже стекала кровь:
- Больно, кровь и пепел.
Выронив ложку, он шагнул к Норе и сделал первое, что пришло в голову - взял ее пальчик в рот и пососал, зализывая ранку. Продолжая посасывать ее палец, он с беспокойством заглянув в широко распахнутые глаза девушки и замер, словно увидев себя и ее со стороны. Нора не пыталась вырвать руку и, бессознательно приоткрыв рот, наблюдала за Дэйвом. Весьма соблазнительная картинка, надо сказать.
С явным сожалением Дэйв всё же выпустил палец Норы изо рта, и быстро поцеловал девушку в уголок рта. А потом, чуть помедлив, склонился к ней еще раз, дожидаясь, пока она прикроет глаза. Чмокнув на этот раз кончик ее носа, он заставил себя шагнуть назад. В зеленых глазах мужчины плясали искры плохо прикрытого желания вперемешку с весельем.
- Надо бы забинтовать твой палец, чтобы кровь остановить. - Голос мужчины звучал глухо.
- Да-да, ты прав, - Нора растерянно теребила уголок фартука, не замечая, что пачкает его кровью. - Я сейчас.
Она метнулась в свою комнату, в поисках бинта. Кое-как закрепив кусочек ткани на пальце, Нора присела на кровать. Понравилось ведь, да? Да, понравилось. Девушка вздохнула и провела ладонью по покрывалу, вызвав в памяти образ спящего рядом с ней Алексия. И с ним тоже понравилось. Да, Асгерд бы обрадовалась, что я так рьяно следую её советам. Что дальше? Дальше она собралась с мыслями и вышла на кухню:
- Давай ужинать, Дэйв, о, а ты уже накрыл стол, спасибо. Настоящий хозяин, - она улыбнулась уголками губ.
С усмешкой и некоторым сожалением, Дэйв проводил Нору взглядом. Ему страшно хотелось подняться за ней в ее комнату, но он заставил себя остаться внизу и даже механически, по привычке, накрыл на стол.
Когда Нора вернулась, он с ленивой улыбкой отодвинул для нее стул, и, когда она присела, почти промурлыкал над ее ухом:
- Сегодня я буду ухаживать за тобой...
Он вновь почти коснулся ее уха губами, когда ставил перед ней блюдо с рагу.
- Приятного аппетита...
Но больше поползновений в ее сторону за ужином он не предпринимал, молча и с явным удовольствием пережевывая пищу. Впрочем, это не мешало ему откровенно разглядывать девушку, забавляясь ее смущением. Наконец, подчистив свою тарелку корочкой хлеба, Дэйв встал из-за стола и забрал тарелку Норы, желая помочь ей прибраться. По пути он заглянул в окно и понял, что уже стемнело, и у него нет поводов задерживаться дольше. «Если только она не пожелает дать ему такой повод…»
- Спасибо тебе, Дэйв, было очень вкусно, - Нора смущенно поблагодарила его.  - Твои близкие не будут беспокоиться, где ты так поздно ходишь?
Вопрос прозвучал как приговор. Немедленный и смертельный.
Дэйв с мягким стуком поставил грязные тарелки на кухонный стол и, натянув улыбку, обернулся к хозяйке дома.
- Обычно они подобными глупостями не занимаются. Но, если узнают, что я оставался с такой опасной девушкой наедине, запрут дома на неделю. Так что, мне лучше поспешить.
Он легонько дернул ее за выбившийся из прически локон, когда проходил мимо и обернулся только в пороге, и только для того, чтобы сказать:
- Спасибо за ужин и приятный вечер. Доброй ночи, Нора.
Джес на удивление равнодушно отнеслась к нему в этот раз. "Быть может Алексий не совсем скотина, если сумел так выдрессировать собаку...", Дэйв сокрушенно покачал головой и направился домой.

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

[*] Предыдущая страница

Перейти к полной версии