Автор Тема: Дом с видом на Белый мост  (Прочитано 6260 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн kpods

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 1 585
  • Карма: +205/-0
Re: Дом с видом на Белый мост
« Ответ #60 : 14 Апрель 2015, 16:38:01 »
...Горящий лес. Дым. Он обжигает легкие. А огонь жжет кожу. Пузыри на ступнях. Пузыри на ладонях. Бежать. Бежать. Бежать. Я бегу из последних сил. Я хочу спастись. Лес заканчивается внезапно. Я выбегаю на пологий песчаный берег, и передо мною раскинулось море. Оно шумит, манит, волны набегают на песок, оставляя за собой кружево пены. От воды тянет прохладой, а спину лижут языки пламени. Я поворачиваю голову - лес вплотную подступает к морю и, насколько хватает глаз, он полыхает. Я могу идти только вперед. Шаг, другой, третий. Я вхожу в воду. Сначала по щиколотки, потом все глубже. Соленая вода прохладна, сначала она причиняет боль так же, как огонь, но затем дарует блаженство. Ощущения от ожогов исчезают. Тело становится легким. Я ложусь на воду и плыву. На берегу беснуется пламя - я никогда туда не вернусь. Здесь так хорошо.
- Вернись! Вернись! Вернись! - из пламени выскакивает фигура мужчины. Я его знаю? Да, знаю.
- Алексий, я не вернусь, мне здесь хорошо. Здесь ничего не болит.
- Вернись немедленно! - он кричит изо всех сил, но я лишь пожимаю плечами и ныряю в волну. Меня подхватывает течение, и начинает затягивать на глубину - это так удивительно. Я могу разглядеть мельчайшие камешки на дне. Вот бы дотянуться до них. Я погружаюсь все глубже. Еще чуть-чуть и я дотронусь до песка. И тут на меня набрасывают сеть. Грубо. Резко. Сеть впивается в тело, лодыжки и руки скручивает. Я пытаюсь высвободиться. Я сопротивляюсь. Но тот, кто тянет сеть, гораздо сильнее меня. Меня вытаскивают на берег. Я хватаю воздух ртом. Странно, под водой мне казалось, что дыхание - это лишнее. Вместе с дыханием возвращается боль. Я распахиваю глаза и смотрю на своего "спасителя". Алексий доволен, Алексий счастлив. А я мечтаю лишь о том, чтобы вернуться в блаженную прохладу глубины. Он берет нож и начинает срезать с меня сеть. Когда он заканчивает, ее обрывки остаются лишь у меня на шее и руках, от них тянется веревка, которую мужчина держит в руках.
- Ну же, Нора, пойдем. Нас ждут, - лес уже не горит. Выгорел. Стоит черное пожарище. И мы идем по пожарищу. А я понимаю, что вынуждена идти за учеником кузнеца, потому что в его руках мой поводок. А на мне - ошейник.
- Ненавижу...

- Ненавижу...

Оффлайн Йен

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 2 202
  • Карма: +217/-0
Re: Дом с видом на Белый мост
« Ответ #61 : 14 Апрель 2015, 16:39:34 »
Алексий

Две женщины, старшая и ее молодое отражение, начали тихонько переговариваться, сидя на земле. Затем цепкие черные глаза младшей посмотрели на наблюдавшего за ними Алексия, женщины поднялись на ноги, отошли на безопасное расстояние, и та, что была постарше, вновь заговорила. Теперь опасаться им было нечего, с такого расстояния Алексий не мог их услышать. Джонас все так же был связан и с отсутствующим взглядом сидел на траве. Вновь прибывший направляющий мужчина был начеку, но явно не собирался вмешиваться в происходящее и ждал распоряжения женщин. Он решил прогуляться к реке, а скорее всего осмотреть территорию, и, засунув травинку в зубы, начал шагать по направлению к воде, погружая свои сапоги в песчаный берег. 1
Мысли в голове Алексия завертелись с новой силой. После того, как Нору Исцелили, он, казалось, вновь обрел возможность нормально мыслить. Какая-то пелена, застилавшая глаза, начала спадать. Эти женщины могли направлять, они не были Айз Седай, мужчина тоже не был Аша'маном. Ответ на невысказанный вопрос был один - Приспешники. Это не испугало Алексия: он и сам вот уже некоторое время числился в их рядах, но присутствие среди них Норы поражало. Знала ли она с кем связалась? И если нет, как ему теперь уберечь ее от этого знания, как оградить и как не раскрыть, что он один из них? Особенно теперь, когда его чувства перед ней, как на ладони. Ему надо срочно научиться их контролировать, а еще научиться их скрывать.
- Ненавижу...
Алексий дернулся, словно от удара. Стоя на коленях, он наклонился над Норой и заглянул ей в лицо.
- Нора... Нора.. ты меня слышишь?
- Слышу..., - голос был слабым, но говорила Нора отчетливо, хоть и медленно. - Что ты сделал со мной? Что?
Она крутила головой из стороны в сторону, словно пытаясь выбросить узел чувств, поселившихся там.
- Это не моё, не моё... - Нора расплакалась. - Это твоё? Да?
Она распахнула глаза и посмотрела на Алексия.
- Ненавижу! - пусть она слаба физически, но Алексий ощущал, что чувств у неё хоть отбавляй, и точно знал, что сейчас она вложила всё доступное ей в одно слово. - Убирайся из моей головы!
Алексий почувствовал, точно осязал, эту чистую, незапятнанную ненависть пронесшуюся по узам к нему от Норы. Мужчине голыми руками сжали сердце и стали медленно сдавливать, его мякоть уже начала выпирать между пальцев обидчика и оно вот-вот должно было лопнуть, когда Алексий моргнул и вытер рукавом слезу со щеки. Это будет последняя слеза, которую увидит эта женщина. Решение пришло мгновенно: ледяное и невозмутимое. Он страшно устал и не мог разрешить никому, даже Норе, после всего, что он для нее сделал, нарушить его равновесие, смешать его с грязью. Хватит, извалялся уж. Алексий выпрямился, все так же сидя на коленях, и в этот раз его голос прозвучал намного спокойнее и сдержаннее.
- Это невозможно. Я очень сомневаюсь, что возможно, а если и так, я не знаю каким образом это сделать. - Его серые глаза потемнели от гнева и тревоги. - Я сделал это, чтобы тебя спасти. Ты умирала, в тебе надо было поддержать силы, пока не пришла помощь.
- Пытаешься найти себе оправдания? - Нора шевельнула губами и сложила их в подобие улыбки. Она несомненно почувствовала, как узел в её голове напрягся и стал источать холод. А он в свою очередь ощутил, как она обрадовалась, что смогла его разозлить, причинить боль. - А ты думаешь, я хотела жить? Мне уже не за чем. Но тебе этого не понять, ты, слезливый...
Девушка закашлялась и закрыла глаза.
Её удовлетворение от сказанного растеклись по жилам мужчины ядом. Глаза Алексия расширились. Слезливый... что она не смогла договорить? Нет, лучше не знать. Его кулак сжался, но рука осталась там, где и была, на колене. Впрочем гнев и обида не ушли, а наоборот, стали разгораться в нем диким пламенем, словно пожар в сухом лесу. К пелене любви, раньше покрывавшей глаза Алексия, прибавилась пелена ярости. Или же вторая целиком поглотила первую? Сейчас ему хотелось в это верить.
- Откуда мне было знать, что ты хотела умереть. Мысли я читать еще не научился, - тяжелый взгляд вновь грузом упал на лицо девушки. - Еще час назад ты припадала к моей груди, плакала и благодарила за то, что я вывел тебя из деревни.
- Час назад тебя не было в моей голове. Или ты думаешь, что это очень приятно? - Нора сглотнула. - Ты забрался туда, как вор. - Она повернула голову, и глаза её сфокусировались на бурдюке с водой. Девушка попыталась приподняться, чтобы дотянуться до него. Слабое движение. Пальцы бессильно сжимались, не в состоянии даже захватить горлышко. Весь её вид - сжатые челюсти, нахмуренные брови - говорил о том, что каких бы усилий это не затребовало, но помощи у него она просить не будет. И окаменевшая в ярости душа тоже - как будто вторили ее движениям узы.
- Час назад и тебя в моей голове не было! - взорвался Алексий, но сразу же перешел обратно на шепот, только тон его оставался таким же резким. - Если ты думаешь, что я жаждал этих уз, то сильно ошибаешься. Твоя Мудрая, - Алексий криво усмехнулся произнося последнее слово, - почти приказала мне это сделать!
Аша'ман потянулся к бурдюку, ему наплевать было хочет ли Нора его помощи, но он ее напоит. И он приставил горлышко к губам девушки.
Она гневно - гневно! - посмотрела на него. Так, как будто он не воду ей дал, а отраву. Хотя, сама ведь умирала от жажды. Мгновение девушка колебалась между упрямым сопротивлением и жаждой, а затем, видимо, разум взял верх. Нора разжала зубы и принялась пить. Алексий приподнял её голову. Тут уже девушка даже возражать не стала. Он-то чувствовал, что сил ей даже пальцем шевельнуть не хватает. А вот на то, чтобы продолжать злиться - вполне.
- Видимо, я должна тебя благодарить за спасение. За то, что не ослушался приказа. Благодарю, - Нора практически выплюнула это слова, а затем по её щекам снова побежали слезы. - Я теперь на привязи, как собака. Я чувствую это.
Отчаяние. Вот, что она так тщательно скрывала за гневом, понял Алексий.
Первым его порывом было отереть Норе слезы. Жалость червячком заползла в его душу и начинала проделывать там себе путь. Но Алексий успел захлопнуть перед нею дверь. Мужчина немного смягчился, ярость ушла, осталось опустошение. Все эти долгие семь лет, которые он потратил на ее поиски, чувства, которые нисколько не изменились с тех пор, как они были подростками, переполнившая его радость, от того, что он вновь обрел ее, а теперь вот, жгучая ненависть и отчаяние которые она чувствовала и в которых был виноват именно он - весь этот калейдоскоп эмоций и несправедливых обвинений в мгновение опустошил его. Самое страшное, осознал Алексий, что она не любила его так, как любил ее он. Нора явно могла чувствовать его любовь к ней: та, словно плющом, обвила растянувшуюся между ними нить уз, но никак не отреагировала на это, кроме как отрицательными эмоциями. Сама же Нора, своим отношением, ограбила его, украла его единственные чувства, которые еще могли заставить его улыбаться и радоваться. Алексий почувствовал, что изнеможен. Он устало потер глаза и вновь посмотрел на лежащую рядом девушку.
- Если тебе нравится думать об узах связывающих нас, как об узах между хозяином и собакой, тогда так тому и быть, - жестокий огонек сверкнул в глазах Алексия. - Успокойся и перестань плакать.
Слезы высохли. Девушка была слишком слаба, чтобы сопротивляться его воле. Глаза Норы расширились от страха - и он точно знал, что только сейчас до нее дошло, насколько сильно она была ему подчинена.
- Мерзавец. Лучше бы я умерла, - голос был сухим и безжизненным. Она успокоилась, но как-то странно, похоже, это спокойствие уже граничило с полным отупением. Разговор её слишком измотал. Девушка отвела взгляд и замолчала. Она закрылась, замкнулась в себе, окатив его напоследок ужасом и презрением.
- Мерзавец. Хм. А как ты тогда назовешь себя? Я вытащил твою шкуру из переделки, а ты врала и пыталась манипулировать мной. - Алексий решил, что такого больше не произойдет. Да, он любит ее, но с этого момента, будет бороться с этим чувством так сильно, как только сможет. - Кто такая эта женщина с которой ты пришла в деревню? Что вас связывает и зачем вы туда заявились?
Алексий почувствовал, как Нора забилась в узах, словно птица в силках. Подумать только, она пыталась сопротивляться его воле. Будь она чуть сильнее физически, понял он, то сломил бы, но девушка была окончательно измотана. Её разум выбрал самый простой путь сопротивления и просто затих. Нора провалилась в беспамятство. Алексий в отчаянье ударил кулаком по земле. Неужели он не мог подождать хотя бы пару часов, пока она наберется сил? Мужчина снял черный мундир, под которым носил белую рубашку, и подложил девушке под голову, за что сразу же себя осудил, но решения не поменял. Он поднял голову и увидел, как две Приспешницы направляются в его сторону. 

Оффлайн kpods

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 1 585
  • Карма: +205/-0
Re: Дом с видом на Белый мост
« Ответ #62 : 14 Апрель 2015, 16:39:54 »
Нора открыла глаза. Мир плыл, кружился, никак не желал остановиться в одной точке. Ей казалось, будто прошли считанные мгновения после того, как она сбежала от натиска Алексия в обморок. То, что он с ней сделал было похоже на изнасилование. Да, нет, не просто похоже, это и было изнасилование, только вместо тела насиловали её разум. От этой мысли девушку чуть не стошнило. Жить с этим...невыносимо.
Комок чувств в её голове не исчез. Наоборот, теперь эмоции были более различимы. Она могла читать настроение Алексия и его состояние, как книгу.  Это было бы забавно, если бы он не мог делать то же самое, да еще и управлять Норой, как марионеткой. Нора испытала такой острый приступ ненависти к "спасителю", что с удовольствием убила бы парня собственными руками прямо сейчас.
       Следом за острым приступом ненависти её настиг острый приступ голода. Девушка даже не могла припомнить, когда бы она так сильно хотела есть. Она приподняла голову. Нет, прошло далеко не пару минут с момента потери сознания. Скорее - пару часов. Над лагерем светило солнце, трещали ветки в костре, а на костре на вертеле жарилось мясо.
Мясо...еда..., Нора застонала. Она бы сейчас еще раз заложила свою душу, только бы съесть хотя бы кусочек. Даже присутствие у костра Алексия не испортило ей аппетита. Он выглядел...подавленным. Нора прислушалась к себе - так и есть. Мужчина был расстроен, растерян, он очень устал. И еще одно чувство примешивалось ко всем остальным, выбиваясь из ряда - любовь. Настороженная, отодвинутая в самый далекий уголок, но живая и сильная. Оооо....За что мне это? Этого только не хватало, - Нора закусила губу.  С другой стороны, девушка подумала, что эту слабость можно использовать. Может, так удастся выпутаться из силков, принуждающих её делать что-то по его указке? Об этом стоило подумать, но не сейчас. Сейчас она должна поесть. Иначе опять умрет. Теперь уже от голода.
       Даже то, что у костра сидело, тихонько переговариваясь, двое незнакомцев - женщина и мужчина - и валялся кулем рыжий парень, накинувшийся на неё, не могло отвлечь её от мыслей о еде. Нора поискала глазами Асгерд. Та сидела возле неё, но с другой стороны от костра. Выглядела женщина измотанной и обеспокоенной.
- Асгерд. Асгерд, - Нора тихонько позвала её. - Помоги мне.
Асгерд всполошилась и бросила тревожный взгляд на Нору. Под ее глазами появились темные круги, ей явно хотелось спать, но она держалась. Женщина помогла Норе приподняться и сесть облокотившись на ствол лежащего неподалеку, давно кем-то срубленного, дерева, предварительно подставив под спину куртку Алексия. Она бросила взгляд на мужчину, он явно заметил, что Нора проснулась, но не сдвинулся со своего места подле костра.
- Девочка, ты как? - она протянула Норе какой-то лист лопуха, служивший в данной ситуации тарелкой, на котором лежали куски поджаренного кроличьего мяса. - На поешь, тебе это сейчас необходимо.
Нора набросилась на кролика, как изголодавшаяся по весне волчица. Сочное, с аппетитной корочкой...хотя, сейчас она не побрезговала бы и сырым, наверное. Прожевав третий или четвертый кусок, она выдавила из себя:
- Асгерд, что произошло здесь? - а затем, уже тише, добавила. - Что со мной сделали? Кто эти люди?
Сейчас, когда уже начала насыщаться, эти вопросы показались ей чрезвычайно важными. Может, Асгерд сможет избавить меня от Алексия? Разговор с мужчиной она помнила, как ни странно, довольно отчетливо. И ощущение от ломающейся, как сухая ветка, под давлением Алексия, воли тоже. Что же, я его разозлила, как и хотела.
 Асгерд поджала губы. Казалось, ей меньше всего сейчас хотелось объяснятся с Норой. Но она, все-таки, решила начать рассказ с самого просто из вопросов.
- Это моя младшая сестра Сиггрид, - Асгерд посмотрела на молодую женщину и взгляд ее потеплел, - она разыскивала нас и прибегла к помощи Торвала. Он направляет и очень хорошо читает следы, он был способен восстановить Врата созданные Алексием и таким образом привести сестру к нам. Сиггрид также принесла послание, - Асгерд запнулась, будто что-то обдумывая, но потом решилась, - от Избранной, мы должны вскоре отправится к ней. - Казалось, последние слова еще больше опечалили женщину, на ее лице проявилось беспокойство. Она глубоко вздохнула. - Тебя очень сильно ранил этот рыжеволосый парень, он не поверил ни единому твоему слову. Почему им поверил Алексий, для меня до сих пор остается загадкой, но мне кажется, что он испыттывает какие-то теплые чувства из прошлого. Ты умирала. Я не могла тебе помочь, я была очень слаба. Оставался единственный выход. Алексий связал тебя узами Стража. Узы Стража - это особое плетение Духа, оказывающее воздействие как на тело, так и на сознание связанных между собой людей. Будучи связанными, они могут чувствовать местонахождение друг друга, настроение друг друга и прочее. Если один из них получает рану, второй явственно это чувствует. Если один из них умирает.. - Асгерд замолчала и опустила глаза, - в общем, если умрет Алексий, скорее всего умрешь и ты, если умрешь ты, он может жить, но ему будет очень худо. Есть и позитивная сторона медали. Вы как бы подпитываете друг друга жизненными силами. Насколько мне известно, мужчины могут связывать узами двумя способами: какие-то семейные узы, я слышала, что такие узы используют Аша'маны, чтобы связать своих жен, второй способ - узы с элементом Принуждения. Принуждение - это плетение, которое накладывают для того, чтобы подчинить себе другого человека с помощью единой Силы. Насколько мне известно, сопротивляться ему невозможно. Но я не знаю, как оно действует через узы, и я не знаю какие узы на тебя наложил Алексий, но они поддержали в тебе силы до прихода Сиггрид. А она Исцелила тебя и меня. Мне очень жаль, Нора. - Казалось, Асгерд говорила искренне. - От уз Стража избавиться невозможно. По крайне мере, я не знаю такого способа. Единственная утешительная новость, кроме того, что ты осталась жива, - это, пожалуй, то, что Алексий оказался Приспешником. Пока ты спала, у нас состоялся разговор. И тебе не придется от него это скрывать. Я знаю, что обрушила на тебя сейчас слишком много информации, но у нас нет выбора и тебе надо знать. - Асгерд подняла бурдюк с водой и предложила Норе запить съеденное.
Нора впитывала каждое слово Асгерд с жадным вниманием. Новостей действительно было много, и от некоторых из них Нору бросало в дрожь и холодный пот. Под конец, девушка уже не чувствовала вкуса крольчатины. Девушка вяло дожевала мясо, обдумывая сказанное.
Женщина и мужчина - Сиггрид и Торвал - не враги, и это хорошо. Скоро Норе предстоит встреча с Избранной. Эти слова несли с собой ужас. Встреча с проклятой и проклинаемой. Существом из давно минувшей эпохи. Девушка сглотнула и с благодарностью приняла бурдюк, поданный Асгерд. Все остальное звучало ещё более устрашающе.
- Это мерзавец наложил на меня узы с Принуждением, Асгерд. Я точно знаю. Я очнулась несколько часов назад, и у нас с ним состоялся разговор. Он приказал мне перестать плакать, и я сразу же перестала. Потом он приказал мне рассказать все о тебе, но я сопротивлялась, как могла, и, видимо, потеряла сознание. Очень жаль, - Нора сузила глаза и уставилась на свои руки, - очень жаль, что я не могу убить его прямо сейчас. Я бы с удовольствием это сделала, - хотелось плакать, девушка сдерживалась из последних сил, но слезливые интонации все же пробились в её речь. Значит, он тоже Приспешник. Да, Асгерд, наверное, это действительно хорошая новость, но я этого пока не могу оценить.. Нора помолчала, успокаиваясь, и решила поделиться с Асгерд кое-чем об Алексии. Она ей если и не друг, то пока и не враг.
- Он поверил мне не потому, что испытывает какие-то теплые чувства из прошлого, Асгерд. Алексий любит меня, я это чувствую так же ясно, как если бы он кричал об этом вслух. Ублюдок..., - она прошипела слово достаточно громко и сопроводила его таким выбросом гнева, что мужчину должно было вывернуть наизнанку.
- А рыжий...он мертв или мы его добьем? - как ни странно, по отношению к ранившему её парню Нора испытывала куда больше тепла, чем к Алексию. Её несостоявшийся убийца дал ей несколько минут забвения и покоя. - И...Асгерд, Алексий пойдет с нами? Или мы сможем бросить его где-то здесь? - втайне Нора надеялась, что, чем дальше будет от неё Приспешник, тем меньше зависимости от него она будет испытывать.
- Принуждение - это плохо. Очень плохо.
Асгерд задумалась уставившись в никуда. Ее глаза будто остекленели, но уже через мгновение она перевела осмысленный взгляд на Нору и уголки ее губ приподнялись в улыбке.
- Любит говоришь. Очень хорошо, девочка. - Асгерд выровняла спину и наклонилась поближе к Норе. - Ты можешь это использовать себе на пользу. Я издалека наблюдала за вашим разговором, я не могла слышать, но видела выражения ваших лиц. Ты его, казалось, обвиняла, ты делала ему больно. Тебе надо это прекратить. Ты не можешь нагло врать, что у тебя есть ответные чувства, он сразу распознает лож, но ты можешь притвориться, что пытаешься его понять, пытаешься найти с ним общий язык, для начала. А потом, пойти и дальше. Нора, иногда чувства сильнее, чем тебе может казаться, любовь к кому-то может свернуть горы, помочь переплыть океаны, может спасти, а то и привести к гибели, - Асгерд поджала губы, будто что-то вспоминая. - Я это точно знаю. Мы поговорим еще об этом. Но пока, попытайся сохранять с ним нейтралитет и, в конце концов, ты сможешь усыпить его бдительность, начнешь манипулировать им только с помощью его чувств, а не Единой Силы. Подумай об этом. - Асгерд вздохнула. - А оставить его, мы, к сожалению, не можем. Он служит той, что и я. И если я предстану перед ней вместе с тобой без него, и если она узнает, что вы связаны узами, то мне, да и тебе, не сплоховать. Рыжего же, мы возьмем с собой, пусть она решает. Он может направлять, хоть и не Приспешник, но он еще может быть полезным, для нее.
Нора посмотрела на Алексия и попыталась представить, как это: относиться нейтрально? Не испытывать к нему такой острой ненависти и злости? Но Асгерд, безусловно, была права. На бесконечных ссорах и обидах никакого союза они не построят.
- Асгерд, я постараюсь примириться с ним в моей голове, - она ткнула пальцем в висок. - Раз уж я не могу отделаться от Алексия навсегда. Но это тяжело. Ладно, - она вздохнула, - он - не самое важное.
 Асгерд очень серьезно посмотрела на Нору.
- Нора, сейчас мы пойдем к Грендаль. Ты слышала когда-то это имя? Не могла не слышать. - Асгерд поежилась, будто сидела на сквозняке, но день был ясным и солнечным, а ветерок не треввожил даже листву на деревьях. - Когда мы придем, я прошу тебя быть максимально собранной, исполнять малейшее приказание, желание, повиноваться во всем, следить за моими движениями, смотреть только в пол, разве что сама Госпожа прикажет иначе и не врать. Она все-равно обо всем узнает, а когда узнает из другого источника, то будет еще хуже. Я не все тебе могу сказать, но знаю, что ты ей нужна, твои способности, потому она и приказала Сиггрид нас разыскать, потому я и приказала Алексию спасти тебя любой ценой. - Асгерд поднялась на ноги. - Скорее всего тебе понадобиться помощь, чтобы идти. - И она посмотрела на одиноко сидящего у костра Алексия.


Приготовления к отправлению заняли немного времени. Алексий подхватил её на руки, но нес так, словно она была мешком с мукой, а не женщиной. Нора попыталась заглянуть ему в лицо, но прислушавшись к тому опустошению, чтобы внутри него, оставила это намерение. За рыжего парня взялся мужчина, приведенный Сиггрид. Парень поплыл по воздуху, как марионетка на ниточках.
Младшая же сестра Асгерд открыла то, что называлось Вратами, и вошла туда первой, вслед за ней прошел Алексий, затем тело рыжего и его кукловод. Последней сквозь врата прошла Асгерд, и за ней они сомкнулись.
Врата вывели их не лесную опушку, на противоположном краю которого стоял внушительный замок. Их небольшая компания направлялась туда.