Автор Тема: Игра №1.  (Прочитано 7048 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Симмах

  • Администратор
  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 731
  • Карма: +214/-0
Игра №1.
« : 09 Февраль 2017, 00:42:05 »
Глава 1, в которой Кас получает миссию.

   Океан тщетно пытался дотянуться до Каса, насылая волну за волной, но каждый раз отступал, унося горечь поражения в пучину, где она исчезала навсегда - капля в бездне непреклонности.
   - Романтик хренов, - пробормотал Кас.
   Но от фактов не отвертишься. Раз уж явился на берег океана смотреть на закат, то принимай сопутствующие регалии с честью.
   Солнце погрузилось в океан уже наполовину, и облака, раскиданные по небу, пылали красным. Даже вода принимала зловещий красный оттенок.
   Кас просто сидел на берегу, вдыхая соленый запах ветра, бросавшего иногда в лицо мокрые капли, и старался ни о чем не думать.
   "Пусть этот миг длится вечно", - подумал Кас, а потом рассмеялся.
   - Дурак.
   Так он и сидел, наблюдая непривычно затянушийся закат солнца.
   Тело Каса затекло, и он поднялся на ноги, разминая конечности. Солнце и не думало прятаться.
   - Что за фигня?
   Каса окутало беспокойство. Происходило что-то странное. Кас протер очки и оглянулся вокруг. Никого. От него тянулась одинокая цепочка следов. Ну да, он пришел сюда не в поисках компании. Кас повернулся обратно к солнцу.
   Светило изменилось. Оно все так же не желало заходить, но при этом будто бы потемнело и покрылось трещинами. Кас сглотнул. Вода была красной, словно кровь. Ветер бросил в лицо металлический запах. Каса пробрал озноб, и он развернулся, намереваясь бежать прочь.
   Перед ним стояла женщина. Кас не видел следов на песке, кроме своих. Откуда она взялась?
   - Этот мир доживает свои последние дни, - буднично бросила она.
   Невысокая женщина азиатской внешности - китаянка, решил Кас. Или японка? Кас не разбирался, а спрашивать было бы невежливо. Да и какая разница? Она, верно, сумасшедшая. Говорила она с легким акцентом, но не азиатским. Что-то шевельнулось в его памяти, но так и не вспомнилось.
   Одета она тоже была странно - в мужские брюки и рубаху, но какие-то старомодные, будто из фильма. Украшений Кас не заметил. Женщина была довольно-таки красива, но, наверное, старовата для него.
   "О чем думаешь, балда? Нашел время..."
   Женщина выгнула бровь, и Кас покраснел.
   - Простите, я должен идти, - пробормотал он, пытаясь обойти женщину.
   - Ты же понимаешь, что мир тебе не пережить, - сухо сказала она, ни коим образом не мешая его бегству.
   Кас что-то буркнул и бросился бежать. Женщина не преследовала. Кас обернулся, но на берегу больше никого не было. Ругнувшись под нос, Кас прибавил ходу, но пляж все не кончался.
   - Да что за фигня такая?! - крикнул он, споткнулся и рухнул в песок.
   - Сбежать не удастся. - Женщина стояла над ним и укоризненно качала головой. - Попробуй размышлять логически. Погибнет мир, погибнешь и ты. Следовательно, чтобы не погиб ты, нужно не допустить гибель мира. Capiche? Хотя, куда уж понятнее... Я думала, ты из сообразительных. - Женщина с расстроенным видом поджала губы, а потом нахмурилась: - Или тебя собственная жизнь не волнует?
   Кас, не слушая эту помешанную, нашел очки, свалившиеся при падении, уселся в песок и принялся размышлять. Происходящее подозрительно напоминало...
   - ...сон? - спросила женщина. - Кошмар? - Слово повисло в воздухе. Женщина вздохнула. - Ты еще не готов. Ты не воспринимаешь мои слова всерьез. Ладно, обсудим наши дела в другой раз, а пока помни одно: ты должен предотвратить конец света.
   Женщина щелкнула пальцами, и мир разлетелся вдребезги.

Оффлайн Симмах

  • Администратор
  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 731
  • Карма: +214/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #1 : 10 Февраль 2017, 01:20:44 »
Глава 2, в которой земля уходит у Каса из под ног.

   Кас с раздражением отложил книгу. На чтении, как и на всем остальном, сосредоточиться не удавалось - сон не шел из головы. День прошел впустую, но на вечер у Каса были другие планы.
   - Пора, - решил он, и начал одеваться.
   Футболка с надписью "Продам душу Сатане", рваные джинсы, кожанная куртка с металлическими заклепками - все, как полагается. Для завершения образа Кас запихал в задний карман полупустую пачку сигарет - как раз для таких случаев - и одел контактные линзы. Убедившись, что выглядит потрясно, Кас натянул старые отцовские берцы, начищенные до блеска, и покинул комнату.
   Однако прежде, чем выйти на улицу, Кас решил заглянуть в гостиную, откуда раздавался звук работающего телевизора. Как и следовало ожидать, отец уснул в кресле. На полу валялись пустые бутылки.
   - ... Трамп заявил, что обязательно повесит на каждого бессмертного GPS-трекер. "Эти бессмертные хуже всяких арабов", - сказал президент в своей речи...
  Кас первым делом выключил телевизор, по которому опять вещали всякий бред, и вперил тяжелый взгляд в мерно сопящего отца. Он уже с трудом помнил время, когда испытывал к отцу что-то, кроме презрения.
   Отец вдруг задергался во сне.
   - Это не я! Не я! Не я! Нет-нет-нет... Не я...
   Кас укрыл отца пледом и чуть ли не выбежал из дома.
   Городской актовый зал располагался сравнительно недалеко, так что Кас пошел пешком. Солнце садилось, и на улице быстро темнело. В памяти всплыл недавний сон, вызывая тревогу и беспокойство, но трепетное возбуждение от предстоящей встречи с Джез не оставляло места прочим чувствам.
   Кас познакомился с Джезебель по интернету. У них было много общего, и она понимала его. Никто не понимал Каса, кроме Джез. Она была нужна ему - его жизнь, его воздух. Если это не любовь, то что тогда? Они встретились пару раз в реале, и все шло как нельзя лучше. Джез пригласила Каса на концерт какой-то грайндкор группы под названием "Человеческий фарш под соусом чили". Кас понятия не имел, как им удалось выбить под концерт городской актовый зал. Он прослушал все их альбомы и вынужден был признать, что название подходящее. Впрочем, какая разница? Он не ради них туда идет.
   Когда Кас добрался до места встречи, уже стемнело. Джез ждала его там - и не одна. С ней был высокий широкоплечий блондин в футболке с надписью "Я ем таких, как ты, на завтрак". В остальном его прикид не сильно отличался от одежды Каса. Блондин смотрел на Каса с презрительной усмешкой. "Футболист", - решил Кас, с неприятием вспомнив школу. "Что он здесь делает?" Душа Каса затрепетала, готовясь бежать в пятки.
   - Привет, Кас, - натянуто улыбнулась Джез. - Знакомься, это Майкл, мой...
   - Парень, - перебил ее Майкл.
   Джез скривила рот, но возражать не стала. Кас почувствовал, как земля уходит у него из под ног.
   - "Продам душу Сатане". За сколько?
   Каса охватила злость.
   - У тебя столько нет, - огрызнулся он и повернулся к Джез. - Мы идем на концерт, или ты передумала?
   Джез несколько растерялась, потом утвердительно кивнула.
   - Идем.
   Майкл фыркнул и отвернулся, ничего не сказав.
   Концерт прошел, как во сне. Людей было много, музыка была шумная, зрители - тоже. Кас тайком бросал в сторону Джез взгляды, но так и не понял ее настроения. Майкл, казалось, искренне получал наслаждение от концерта. Он громко кричал, пил пиво, снова кричал, снова пил. Концерт близился к завершению, которого Кас уже не мог дождаться. Было ошибкой приходить сюда. И довериться Джез - тоже.
   Что-то изменилось, стало тихо. Люди перестали кричать. Вокалист что-то сказал, но Кас не расслышал слов. Музыканты начали играть, но что-то совершенно другое, не из их репертуара. Кас заинтересовался, на мгновение забыв о Джез, сне и прочем. Хрен с ним всем! Он пришел сюда получать удовольствие!
   Кас свистел, Каси кричал, ему было хорошо.
   А потом вокалист вытащил нож и начал резать себя.
   Кас застыл, завороженный, толпу вокруг него накрыло каким-то безумием.
   Все было как во сне.
   Отзвучали последние аккорды, гитарист раздолбал гитару об сцену, потом вытащил откуда-то топор, отрубил вокалисту голову и кинул ее в зал.
   Кас не заметил, как толпа вынесла его на улицу, и когда он пришел в себя, они с Дез и Майклом были одни в каком-то проулке.
   - Что это было? - выдохнул он.
   - "Человеческий фарш под соусом чили", - фыркнул Майкл. - В первый раз на их концерте, что ли? Сегодня они еще слабо выступили.
   Майкл допил бутылку и разбил ее об асфальт. Он явно был пьян, но это не объясняло его равнодушного отношения к случившемуся. И Джез тоже выглядело, будто ничего из ряда вон не произошло.
   - Человека убили! - крикнул Кас. - Вам что, плевать?
   Джес вытаращилась на него, как на сумасшедшего. Майкл сплюнул.
   - Ну убили, и убили - ничего страшного. Как убили, так и оживят. Ладно, шкет, проваливай. - Майкл отвернулся, явно выкинув Каса из головы. - Джез, я хочу тебя уже!
   - Что? - взвизгнула Джез. - Отвали, Майкл!
   Но Майкл и не думал останавливаться, он прижал ее к стене и накрыл ее рот своим. Джез пыталась вырваться, но против Майкла у нее не было шансов.
   Кас стоял дуб дубом, пока болезненный стон Джез не вывел его из ступора.
   - Майкл, отпусти ее!
   Тот не слушал. Кас схватил Майкла за плечо, после чего получил наотмашь по лицу, и мир превратился в боль. Когда улица перестала вертеться у Каса перед глазами, он увидел, как Майкл подбирает горлышко разбитой бутылки, подходит к Касу, наклоняется, прикладывает розочку к глотке Каса, нажимает и режет. Что-то теплое течет по его горлу, потом становится холодно. Потом - темно.

   Разбудил его запах моря. Он сидел на берегу, наблюдая закат, и, видимо, задремал.
   Тело Каса затекло, и он поднялся на ноги, разминая конечности.
   Дежавю?
   Происходило что-то странное. Кас протер очки и оглянулся вокруг. Никого. От него тянулась одинокая цепочка следов. Кас повернулся обратно к солнцу.
   Светило изменилось. Оно все так же не желало заходить, но при этом будто бы потемнело и покрылось трещинами. Кас сглотнул. Вода была красной, словно кровь. Ветер бросил в лицо металлический запах. Каса пробрал озноб, он развернулся и, конечно же, увидел женщину азиатской наружности.
    - Этот мир доживает свои последние дни, - буднично бросила она.
    - И я должен предотвратить конец света. Как же, помню.
   Женщина выгнула бровь, и Кас покраснел.
   - Ты все еще не готов, но дело, наконец-то, сдвинулось с мертвой точки. Когда проснешься, отнесись внимательнее к тому, что происходит вокруг тебя. И помни: ты должен предотвратить конец света.
   Женщина щелкнула пальцами, и мир разлетелся вдребезги.

Spoiler: Саундтрек • показать
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=tUVr2xnGIEo" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=tUVr2xnGIEo</a>



Начинаем первый игровой раунд!

Все, кто выложил анкету, могут начинать писать посты, в которых описывают пробуждение персонажа и его знакомство со странно изменившимся миром. Все персонажи видят сны, но содержание может полностью отличаться (лишь бы до персонажа было донесено послание "предотвратить конец света" ).
Когда с этапом ознакомления будет покончено, и персонажи решат проверить свои силы в этом мире, игрокам нужно будет прислать заявки на свои действия. Любые вопросы - по миру, по игре и т.д. - приветствуются. Если они касаются персонажа и его способностей - то в ЛС. В противном случае можно выкладывать в теме обсуждений.



ВЕСНА 2017

Оффлайн kpods

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 2 336
  • Карма: +320/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #2 : 11 Февраль 2017, 15:57:44 »
Альбина Антонич. Киев. 04:50 01.03.2017

Сегодня ночью ей снова снилось, как они прощались с Русиком: Альбина и еще десяток человек, все те, что танцевали с ним в одной балетной студии.  Молчаливая толпа подростков и молодежи окружала гроб, в котором лежал Рустам, непривычно спокойный и умиротворенный. Он уходил от них в тишине, которую лишь изредка нарушало тяжелое дыхание матери парня. Динара не плакала, она стиснула зубы с такой силой, что на щеках играли желваки, и смотрела не на сына, но на его друзей. Смотрела страшно, не моргая, будто обвиняя их в том, что её сын получил в спину осколок, и превратился в «груз двести», страшную посылку, которую доставили в Киев с Востока в конце января. Да, Динара обвиняла их, каждого живого, оставшегося в тепле и безопасности. Наконец, её взгляд дошел до Альбины, и та содрогнулась, покрылась холодным потом и попыталась вырваться из кошмара.
Ей это почти удалось: девушка не проснулась, но сновидение изменилось. Теперь она стояла в студии, напротив зеркала, в позе, с которой всегда начинала разминку. Солнечные лучи наискось ложились на вытертый пол, даря иллюзию тепла. Альбина потянулась, расправила плечи: образ залитого светом зала успокоил её, еще немного, и она начнет двигаться, изгоняя из головы все дурные мысли, все воспоминания. Потом они вернутся, но хотя бы два часа мозг будет подчинен телу.
Внезапно дверь в зал хлопнула. Альбина повернулась к непрошеному гостю. Сначала, ей показалось, что мать Русика снова ворвалась в её сон, но женщина, которая вошла в зал, походила на Динару разве что цветом волос.
- Танцуешь? –  незнакомка с раскосыми азиатскими глазами скорее констатировала факт, чем задала вопрос.
- Танцую.
- Зачем?
Альбина озадаченно посмотрела на женщину:
- Потому что люблю.
- Но ты ведь никогда не добьешься профессионального успеха на этом поприще. Зачем ты тратишь силы и время?
Альбина фыркнула:
- И что? Мне не заниматься тем, чем я хочу заниматься, только потому, что я не вторая Айседора? Что за бред…
Она раздраженно отвернулась от назойливой визитерши и принялась за растяжку.
- Ты живешь своими желаниями, а не долгом. Ты сбегаешь в своё увлечение от реального мира. А зря. Времени, чтобы узнать его, у тебя  осталось не так уж и много, - азиатка обошла Альбину по кругу, будто осматривая товар в магазине,  затем встала между девушкой и зеркальной стеной. – Впрочем, танцуй. Немного удовольствия в гибнущем мире…Почему бы нет?
- Вы чокнутая? – Альбина выпрямилась и скрестила руки на груди. – Чего вам надо? Испортить мне тренировку?
- Нет, уговорить тебя повзрослеть, наконец, оглянуться, и попытаться спасти свой мир. За пределами этого места, - женщина обвела студию презрительным взглядом, - происходит такое, что ты и представить  себе не можешь. А ты прячешься здесь, будто улитка. Не выйдет, не выйдет…
Азиатка холодно улыбнулась и щелкнула пальцами. Стены студии сложились, как карточный домик, и Альбина оказалась стоящей среди кирпичных руин, покрытых снегом. Девушку пробрал озноб:
- Где я? Что вы сделали?
Вдалеке послышался какой-то визг, он стремительно приближался, и в последний момент Альбина даже смогла понять, откуда раздается звук. Девушка подняла голову в тот момент, когда с неба рухнул снаряд, а затем и второй. Вокруг гремели взрывы, но Альбина будто находилась под прозрачным колпаком, от которого отскакивали камни и осколки. В ужасе она закрыла глаза и свернулась в комочек. Ад закончился спустя несколько минут. Альбина убрала руки от головы и попыталась оглядеться. Внезапно краем глаза она увидела какое-то движение: двое парней в форме вынырнули из-за стены метрах в пятидесяти от нее и короткими перебежками начали удаляться от эпицентра.
- Помогите! – завопила Альбина. – Я здесь. Помогите!
Но они её не слышали. Они пробежали мимо, и даже не обернулись.
- Рус, бегом, - хрипло бросил один другому, - это не конец..
Договорить он не успел. Снова свист. Снова с неба летела смерть. Смерть разлетелась на осколки, и один из парней не успел нырнуть за спасительную стену. Он упал, убитый в спину.
И Альбине оставалось лишь надрывно кричать:
- Руста-а-а-а-а-а-м!

- Ну что, потанцуешь? Ты же любишь танцевать? – незнакомка кивнула в сторону тела Русика. – А он, кажется, раньше был твоим любимым партнером.
- Ты, тварь, - Альбина встала с коленей и пошла на женщину. – Замолчи.
- А что изменит мое молчание? Или твое?
Альбина подошла к ней вплотную и ударила по щеке наотмашь.
- Легче стало? Если да, можешь ударить еще раз.
Девушка покачала головой.
- Да пошла ты. Чего тебе надо от меня?
- Твой мир гибнет. А ты ничего не делаешь, хотя многое можешь изменить. Неужели тебе не хочется совершить хотя бы что-то значимое, какой-то поступок? Неужели ты всегда будешь говорить только то, что хотят от тебя услышать? Может, хватит? Иначе этой потерей ты не отделаешься.
Альбина опустила голову.
- Ты же могла поговорить с отцом, верно?
- Могла.
- Почему ты этого не сделала?
- Я испугалась, - это был честный ответ. Первый честный ее ответ самой себе за последний месяц.
- Хватит бояться. Ты должна измениться, и спасти свой мир. Хотя бы для того, чтобы не мучиться до конца жизни воспоминаниями о том, что ты могла сделать, но не сделала.  Ты меня понимаешь?
Альбина смогла только кивнуть в знак согласия.
Она готова была сделать все, что угодно, лишь бы перестать слышать, видеть и чувствовать.

Оффлайн The Last Giant

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 1 393
  • Карма: +185/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #3 : 12 Февраль 2017, 00:16:20 »
Москва. Ленинградское шоссе
01.03.2017 19:45 GMT +03:00





Андрей пребывал в полудреме. Слышались выстрелы. Гильзы со звяканьем отскакивали от бетонного пола. Раздалось нечеловеческое «Аргх!», затем - крик боли и отчаянья.

Андрей распахнул глаза. Кричали в соседней комнате. Что происходит? Эта квартира не его. Где он?

Дверь захлопнулась. Сделалось темно. Кто-то закрыл дверь.

Андрей откинул одеяло и сел на кровати, не очень понимая, как теперь быть. Он лежал в джинсах и футболке. Кровь в голове остро пульсировала, в горле першило, нос заложен. Ему было нехорошо. Температуры, вроде, нет. И на том спасибо, потому что иначе он был бы болен.

Стойте. Кого только что схарчили за стеной? А стрелял кто?

«Сохранение контрольной точки. Пожалуйста, не выключайте игру».

Андрей ухватился за кровать, почувствовав, как его повело. У него галлюцинации… Жесть… Никогда так не накрывало. Не секунду ему сделалось по-настоящему нехорошо. Голова закружилась, и Андрей прикрыл глаза, переживая приступ странного недомогания. Через полминуты отпустило.

Снова выстрелы. На этот раз - приглушенные. За дверью явно кто-то был. Андрей оглянулся – окно задернуто шторами. Он поднялся с кровати – спал он в носках. Прикол. Просочившись сквозь плотные занавески, Андрей прильнул к окну. Он в квартире, примерно, на… одиннадцатом этаже. Слышен шум оживленной трассы. Темно. Вокруг - огни-огни-огни. Неба не видно, темно. Москва.

Постепенно он вспомнил, что они с друзьями решили собраться у Вадика, потому как он, Вадик, купил машину чуть раньше, а Андрей – чуть позже, на днях буквально. Решили обмыть это дело. Ага, пока история складывается. Вон его «Ниссан» стоит, а вон там, под деревом, вадиковский серый «Рэйндж Ровер». Офигеть! Вадик на Рэйндже гоняет? Крутяк. Припарковался он, конечно. Мдауш. Из серии «Я паркуюсь, как мудак».

Зевая, Андрей вышел из комнаты. Чего он так перепугался-то? Квартира вполне себе обычная. Светодиодные лампы-тарелки испускали теплый, желтый свет. Андрей почувствовал, как тошнота подступает. Он взял со стенки пульт и переключил лампы в режим «100% холодный». У него дома такая же была. В коридоре вмиг посвежело, обои стали из зеленых прохладно-голубоватыми. Двадцать первый век, детка. Йеее.

Умывшись, Андрей оглядел себя в зеркале. Зомби-апокалипсис можно было вычеркнуть из списка вероятных неприятностей: и те, и те примут его за своего -  что выжившие, что зомби. Полотенце сильно пахло стиральным порошком. По ходу, Вадик один живет – бухает порошка столько, что стиральная машина не успевает всё сполоснуть.

Сориентировавшись в квартире, Андрей установил, где стреляли. В большой комнате выжившие резались в «Прэй-2». Андрею захотелось посмотреть, но прежде он решил выпить чаю или кофе. После пьянки, вроде, кофе – норм.

На кухне курила девушка. Оксана. Она стояла к нему спиной. Шумно работала вытяжка. «Привет», - поздоровался Андрей. Ему не хотелось её напугать, но он понимал, что поступи он как угодно, она всё равно напугается. Судя по её позе, она была где-то там, в темных облаках. Андрей подождал, что Оксана услышит его. Не услышала. Он открыл холодильник. Девушка вздрогнула и обернулась. На лице – виноватая улыбка: «Ой, а я тут курю». Открыли окно. Андрей сделал бутерброд с вареной колбасой. «Кофе хочешь?» - спросила Оксана. Андрей покивал головой и сделал второй бутерброд. Выпили кофе.

- Ну, что? – спросил Андрей. Как правило, с этого можно начать любой разговор. Предполагает, что у вас были какие-то темы для беседы, и вот вы к ним вернулись. Ну, что?

Оксанка улыбнулась. На ней был теплый пышный свитер.

- Да я вот думаю, - ответила девушка, - Как они будут отлавливать всех этих зомбяков?

Глип! Андрей вытаращился на Оксанку. Что?

- Ну, я про Трампа, - уточнила девушка, - Он хочет свезти всех так называемых бессмертных, кто может проецировать своё сознание на других людей, в резервации. Говорят, они так могут.

Прикол.

- Погоди, ты хочешь сказать, что у них, в США, завелась нежить, что ли? – переспросил Андрей.

- Угу-м, - покивала Оксанка, - У нас тоже есть такие случаи. Ну, так говорят, во всяком случае.

Мдауш.

- Ну, не знаю, - ответил Андрей, не найдя, что ответить, - Пусть делают, что хотят.

Съели бутерброды. Допили кофе. Оксанка засобиралась. Андрей не стал спрашивать, куда и зачем. Он привык не доколёбываться до других. Уходит - значит надо.

- Ладно, пойду я, - объявила девушка, зевая, - Завтра на работу. Ты, кстати, до какого числа в отпуске?

«А я в отпуске?» - переспросил про себя Андрей.

- Ещё какое-то время, - уклончиво ответил он.

Они поговорили ещё недолго о том, о сём в коридоре. Андрей вызвался проводить её: захотелось проветриться. Постояли у подъезда. Оксанка выкурила ещё одну сигарету, пока ждала такси. Часто что-то она курит.

- Ну, давай, - Оксана потянулась, чтобы чмокнуть его в щёку на прощанье; от неё пахло духами, вроде «Нины Риччи», и сигаретным дымом.

Обнялись. Попрощались. Оксана села в такси и уехала.

Андрей глубоко дышал. Пахло весной. Очень приятный запах. Даже не подобрать то слово, чем пахнет на улице, когда уже ясно, что дело идет к весне. Весна. Прохладно. Вечер. Вокруг - грязный снег. Мимо прошла женщина с девочкой лет десяти и собачкой. Собачка – крохотный «чих» – посмотрела на него и засеменила дальше, ничего не сказав. Андрей зашёл в подъезд и поднялся в квартиру.

Сидя на кухне, он пролистывал заметки в телефоне. Пришло сообщение. «Привет!». Это Машка пишет, сестра. «Привет», - ответил Андрей. «Мама сказала, ты машину купил [печатает]», - пишет Машка. «Угу-м», - ответил Андрей. «Поздравляю. Только что с Байкала вернулись. Там ночью -25. Мы задубели ваще капец [печатает]». Ох, Машка. Вечно тебя тянет в приключения. Андрей попытался прикинуть, сколько до Байкала ехать от Москвы. Прилично. «А в Иркутск вернулись, ничего. - продолжала Машка. - Жить можно..»

Иркутск?

«В смысле, Иркутск7 - переспросил Андрей, - Чё ты там забыла? О_0»

«Как чё? – не поняла Машка – Мы тут живём так-то)) У меня здесь муж и трое детей между прочим))) Не считая работы)»

Трое разве? Андрей помнил, что у неё была двойня, племяшки. Мужа тоже Андреем звали. Андрей заволновался. Галлюцинации, провалы в памяти. Зомби в США. Машка в Иркутске. Совпадение? Не думаю. Очень странно.

Андрей начал строчить ответ. Машка сделалась оффлайн. Ок.

Полистал новостные сайты. Сказать, что Андрей был в шоке – ничего не сказать. Сеульская агломерация в руинах. США нанесли удар по Северной Корее. ООН выпустила резолюцию номер такой-то. Азиатские рынки лихорадит. Стойте. Доллар 120 рублей?! Вы прикалываетесь? Ощущение нереальности происходящего наполнило его какой-то невесомостью изнутри. Ему приснился странный сон. Может быть, это всё ещё сон? Андрей знал, что делать. Он поднёс телефон к лицу и вгляделся в картинку. Изображение сохраняло четкость. Это не сон.

Это не сон.


[продолжение следует]
« Последнее редактирование: 12 Февраль 2017, 00:22:38 от The Last Giant »

Оффлайн Йен

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 2 464
  • Карма: +315/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #4 : 13 Февраль 2017, 00:59:07 »
Париж. 6:38 01.03.2017

Джеки окунула руку в мешочек с магнезией и ощупала камень. Найдя зазубрину, она крепко за нее ухватилась белыми от порошка пальцами и подтянулась. Она продвигалась медленно, но уверенно, ее сильные ноги грамотно находили уступы в отвесной скале. Джеки остановилась, чтобы перевести дыхание и оглянулась назад. Что-то было не так. Скала была высокой, вокруг царила тишина, и только легкий ветерок играл ее локоном, выбившимся из-под широкой оранжевой повязки. Она вспомнила, что впервые преодолевала такой длинный и сложный маршрут в одиночку. Название местности, в которой находилась, Джеки вспомнить не могла, но не это было причиной ее тревоги. Она снова протянула левую руку к порошку за своей спиной и замерла. Страховка. Треклятой страховки не было. На мгновение ею овладела паника. Левая нога соскользнула с узкой подножки, и Джеки, не успев обезжирить ладонь, вынужденно схватилась ею за первую попавшуюся выпуклость. Не сработало. Рука соскользнула вниз, и девушка повисла над пропастью, всеми силами стараясь удержаться правой рукой, запущенной в небольшую канавку, проделанную в камне ветром и дождем.
Ну что же, наверное, это была лучшая смерть, чем она могла ожидать, но ей все-таки стало жаль, что никто не станет свидетелем такого феерического конца. А пока ее найдут, тело и вовсе может разложиться. Но изменить этого Джеки уже не могла, а потому постаралась смириться. Пальцы свело судорогой, и Джеки решила, что пора. Она улыбнулась и расслабила руку, но вдруг ее резко схватили за кисть и подтянули вверх. До вершины оказалось всего-ничего, метра два, но та скрывалась в какой-то странной густой дымке. Как Джеки не заметила этого раньше? Упав животом на холодный булыжник возле края обрыва и тяжело дыша, она посмотрела на своего спасителя. Первое, что ей пришло в голову - она таки сорвалась, и теперь ее ожидает Суд Божий. Второе - что у нее галлюцинации, вызванные всем пережитым доселе. Джеки закрыла глаза, немного полежала, потом открыла их снова. Ничего не изменилось. Подтянув ноги, Джеки села и уставилась на своего спасителя. Это был молодой белый мужчина в рубахе с развязанным почти до пояса воротом, в штанах и с гигантскими крыльями за спиной, покрытыми абсолютно черными блестящими перьями. Он сидел на валуне перед ней и грустно улыбался.
- Я умерла?
- Нет.
- Значит, я заболела.
- Нет.
- А ты откуда знаешь?
- Я знаю многое.
- Аа.
Джеки помолчала, крылатое существо тоже. Оно изучало ее. Ей стало неуютно под его взглядом.
- Ты ангел?
- Я малаика, мукаррабун.
- А это не одно и то же, что ангел?
- Нет, - теперь малаика улыбнулся без грусти в глазах.
Джеки осмелилась рассмотреть его получше и заметила, что он был босым, а на его правой ноге болтался стальной браслет, напоминавший кандалы.
- Ты смущена и не понимаешь, что происходит. Это нормально, - наконец заговорил крылатый, и Джеки была ему благодарна. Она совсем не понимала, что ей делать. - Пожалуй, ты смелая. Я должен тебе сообщить, что этот мир доживает свои последние дни. И...
Джеки улыбнулась.
- Слушай, вот только не надо мне впаривать о Судном Дне. Что мне подсыпал этот засранец Бадд?
Джеки решила, что как только отойдет от мерзкой травы, всыпет Бадду по полной. Но потом вспомнила, что не курила травку уже почти два года.
- Ты не готова, но никто из вас не готов. Просто запомни, скоро конец, и тебе надо его предотвратить. Мне пора.
Джеки хмыкнула. Малаика встал, повел плечами и расправил крылья. Джеки стало тревожно.
- Я так поняла, ты вернешься?
- Да. Я не смог выполнить задание до конца. Она меня вернет.
- Кто эта "она"?
- Если повезет, когда-то узнаешь.
Малаика взмыл в воздух и превратился в черное пятно, потом его скрыл странный дым. Дым обволок всю вершину. Дым обвился вокруг шеи Джеки. Дым стал душить. Джеки попыталась схватить дым на своей шее, но он разошелся, а потом снова сомкнулся на том же месте. У Джеки потемнело в глазах от нехватки воздуха, она открыла рот 

и она проснулась.

Джеки тяжело дышала, лежа на узкой койке. В камере воняло сыростью и мочой. В остальных запахах она разбираться не собиралась. Она повернула затекшую шею и посмотрела на лежащую на соседней кровати женщину. Белая проститутка спала с задранной кверху юбкой, ее просаленные волосы разметались по подушке, и, судя по всему, это она не проснулась, когда ее мочевой пузырь решил, что больше не в состоянии терпеть. Джеки скатилась с драной постели, подошла к женщине и села на край ее койки. Попытки разбудить сокамерницу потерпели крах. Потому Джеки укрыла ее своей простыней и стала ждать. Вскоре послышались шаги в коридоре. Двери камеры с шумом открылись, в проходе стоял молодой полицейский в незнакомой Джеки форме. Джеки показалось, что на его рукаве была нашивка арабской вязью, но времени разглядывать не было.
- Сенгор, на выход! - рявкнул он.
Джеки вышла из камеры, прошла за полицейским по длинным коридорам и оказалась в большой комнате с множеством столов. Шум, царивший в этом помещении еще вчера вечером, сильно поутих. Здесь даже успели сделать перестановку. Кажется, исчезли какие-то изображения на стенах, появились новые, изменилось что-то еще, но Джеки не обратила на это особого внимания. Ее внутренний взгляд сосредоточился на белом мужчине средних лет с достаточно большим пузом. Следователь Дюбуа. Он сидел за своим столом и просматривал какие-то бумаги. Его лицо было потемневшим и осунувшимся. Он уже не улыбался и не шутил с окружающими, как вчера, когда ее сюда доставили вместе с Баддом.
Полицейский, пришедший за ней в камеру, усадил Джеки на стул напротив следователя и тут же улетучился.
- Мадам Сенгор, от имени префектуры полиции Парижа я приношу вам извинения за то, что задержали вас по ложному обвинению. Вы можете быть свободны, - пробормотал Дюбуа себе под нос, пялясь в какую-то бумажку.
Джеки разглядывала запавшие щеки и воспаленные глаза следователя. Он был ей противен, и ей хотелось просто встать и уйти. Но это было не в ее правилах.
- Значит, вы не нашли ни в моих вещах, ни в крови ни грамма марихуаны и не можете меня задержать только потому, что я пила кофе с зависимым человеком. Кто возместит мне ночь, проведенную в этой дыре? - Она была спокойна, но в голосе ее звучали иронические нотки.
Следователь поднял голову и вперил взгляд в Джеки. Его глаза были безразличными.
- Вы можете подать жалобу в установленном порядке. Я думаю, что по долгу службы, вы знаете как это делается. Ваши вещи, - он пододвинул сумку Джеки к краю стола.
- А мой... вчерашний собеседник?
- У него нашли марихуану, - глубокомысленно заметил следователь.
Джеки поджала губы. Она подключит знакомого адвоката, чтобы вытащить глупого Бадда, но сперва соберется с мыслями. Она встала, схватила сумку и уже развернулась, чтобы уйти, но ее остановил тихий голос Дюбуа.
- И мой вам совет, если вы не хотите вернуться в эту камеру, снимите кулон с полумесяцем. По закону - это ширк.
- По какому такому закону? - Джеки с изумлением уставилась на следователя и неосознанно прикрыла ладонью серебряный полумесяц на своей груди.
- По закону шариата, а значит по закону этой страны.
Джеки нахмурила лоб.
- Я не понимаю...
- Вы точно не курили марихуану вчера со вторым задержанным? - теперь нахмурился Дюбуа.
Джеки мотнула головой и поспешила к выходу. У нее не было времени на сумасшедших следователей, через два часа ей следовало быть на работе, и там от нее не могло разить тюремной камерой. Она напишет заявление позже.

Оффлайн Мефистошик

  • Создатель миров
  • ******
  • Сообщений: 19 966
  • Карма: +716/-0
  • Born-to-be-be-be
Re: Игра №1.
« Ответ #5 : 13 Февраль 2017, 13:21:16 »
 - Мы на месте, сэр.
 Мэтью растеряно посмотрел на человека, что отвлек его от...
 "Я заснул", - понял мужчина и оглянулся. Он находился в своем вертолете, за бортом первые отблески приближающегося рассвета рисовали причудливые узоры на небоскребах. Невольно залюбовавшись столь редко наблюдаемой им картиной, мистер Кортвик отстегнул ремень безопасности и потянулся рукой к дверце. Как вдруг на полпути его рука замерла. Неясные образы мелькнули перед затуманенным со сна сознанием. Неясные - и разом с тем очень четкие.
 Это было очень странно. Как будто это был...
 - Сон! - ошеломленно произнес Мэтью.
 - Простите, сэр? - вежливо переспросил пилот.
 - Сон, черт возьми, Гэри, я видел сон.
 - Хороший сон, сэр?
 Мэтью не обратил внимания на вопрос. Конечно, пилот же не знал, что его работодатель, один из столпов американской экономики, магнат оружейной промышленности, крупнейший меценат мира никогда не видит снов. Единственным человеком, помимо самого мистера Кортвика, кто знал об этом, был его личный психолог, который, разумеется, подписал контракт о неразглашении. Конечно, психолог в любом случае обязан соблюдать врачебную тайну, но в свое время Мэтью очень стыдился этого досадного факта. До тех пор, пока психолог не объяснила ему, в чем дело. По словам Дженнифер, сны снились тем, кто был лишен каких-то эмоций в реальной жизни. Мэтью же, будучи человеком с огромными возможностями, мог позволить себе все то, о чем другие лишь мечтали. А раз любая мечта тут же превращалась в осуществимое желание, не было ничего такого, что приходило к Кортвику лишь во снах.
 Не было до сегодняшнего дня.
 Мэтью сидел в кресле и усиленно пытался вспомнить свой первый сон. И не мог. Словно юркая рыбешка на мелководье, тот ускользал от него. Он помнил океан. Или может, это было небо? Кажется, он плавал в нем. Как чудно, разве можно плавать в небе? Наверное, все же океан... Или?..
 Сон распадался на обрывки тонкого кружева, что таяли с каждой секундой пробуждения Мэтью. Раздасадованный своим бессилием вспомнить хоть что-то, мужчина резко дернул за ручку и вышел из вертолета. Холодный ветер едва не сбил его с ног. На высоте сотни этажей это привычное дело даже в более южных широтах, нежели в Филадельфии. Мэтью схватился за поручень, чтобы не упасть. И вдруг, за миг до того, как окончательно рассеяться под лучами встающего из-за горизонта светила, четкий образ возник в голове Кортвика. Образ, состоявший из двух глаз, слегка раскосых, явно принадлежащих азиатке...
 И вдруг Мэтью вспомнил. Вспомнил пляж среди разрушенных небоскребов. Черный песок, заполонивший собой все: он лежал под ногами, обжигая холодом даже сквозь толстую подошву; он медленно, но неотвратимо - этаж за этажом - захватывал огромные высотки, проникая сквозь разбитые стекла и вырванные из петель двери; он разъедал ржавеющие остовы автомобилей и выцветшие скелеты людей; он кружил в воздухе, сек кожу, забивал нос, рот, глаза. Мэтью стоял у самой его кромки, его ноги были затянуты туманом. Не небо, не море - туман. И вдруг в нескольких шагах от него мгла рассеялась и появилась она. Точнее, вначале появились глаза, в которых потонуло все: песок, руины, скелеты. Затем пришла женщина. Она не была красивой, нет - само понятие красоты было не применимо к ней.
 Несколько мгновений она стояла рядом с Мэтью, глядя на берег. Потом повернулась к нему и встретила его взгляд. И сказала:
 - Ты этого хочешь? В твоих силах избежать этого. Спаси мир.
 ...
 Впечатав это в сознание Мэтью, сон расстаял окончательно. Несколько секунд мужчина стоял на крыше небоскреба, осознавая все это. И лишь когда взволнованный Гэри приблизился с вопросом "Вам плохо, сэр?", Мэтью Кортвик улыбнулся и уверенной походкой направился к дверям пентхауза. Да, он видел сон. Это было событие, важное и чрезвычайно познавательное. Но, в конце концов, это был всего лишь сон.



* * *


 Мэтью спустился в спальню, разделся и залез в постель. Ему показалось занимательной перспектива вновь увидеть сон. Однако, заснуть не удалось. Сна не было ни в одном глазу. Так что покрутившись в постели минут двадцать, Мэтью плюнул и пошел в душ. На сегодня у него были назначены три встречи, но первая из них начиналась лишь в половину третьего - мир бизнеса был знаком с привычками владельца "Liberty" и вынужден был под них подстраиваться.
 Неторопливо приняв контрастный душ, мужчина обернул вокруг бедер полотенце и спустился на кухню.
 - Мистер Котвик, сэр, - с трудом скрывая удивление, произнесла Дороти, экономка Мэтью. - Боюсь, прислуга еще не пришла, мы не ожидали...
 - Брось, Дороти, я могу обойтись и без прислуги. Сделай мне, пожалуйста, фреш.
 Он плюхнулся на диван и включил телевизор. Мэтью редко его смотрел, ведь о большей части мировых новостей миллиардер знал еще до того, как те происходили. А об остальных ему докладывала Карен по дороге на работу. Однако Карен еще не явилась, да и делать было совершенно нечего. Вот Мэтью и решил глянуть "ящик".
 - ...покойства на улицах Далласа. Для урегулирования ситуации полиции штата пришлось прибегнуть к помощи бессмертных. Президент Трамп выразил уверенность...
 - Бессчто? - ошарашенно вопросил сам себя Мэтью. Он знал, конечно, что СМИ скармливают массовому потребителю то, что выгодно правящей верхушке. Но "бессмертные" - это черезчур, еще и на таком уважаемом канале, как CNN.
 "Давненько я не включал телевизор", - подумал Колтвик. - "И еще столько же не буду". Он нажал красную кнопку на пульте и обратился к экономке, что как раз поднесла ему сок.
 - Дороти, а газеты уже принесли?
 - Да, сэр. Сейчас подам.
 Мэтью взял стакан и сделал глоток. И тут же выплюнул жидкость обратно.
 - Дороти! Это что за гадость?
 - Ваш любимый морковный фреш, сэр.
 - Морковный? Я терпеть его не могу. Будь добра, вылей эту гадость и никогда больше не показывай мне.
 - Но сэр, - по глазам Дороти было видно, что она в состоянии шока. - Вы же всегда его пьете по... ээ, утрам.
 - Что?! Не говори чушь, Дороти. Я всегда пью апельсиновый фреш. Уже двадцать с лишним лет.
 Совершенно ошеломленная Дороти забрала стакан и поспешила на другой конец кухни, чуть не зашибив по дороге журнальный столик.
 Мэтью встал с дивана. Настроение было испорчено. Он пошел в кабинет, где лежал свежий выпуск WSJ, еще не отправленный в печать. Главный редактор был его большим должником, поэтому магнат имел небольшую фору в чтении главного делового журнала мира.
 Кортвик раскрыл журнал на международных биржевых котировках. И выронил его из рук.
 - Какого черта здесь творится?! Что за шутки?
 Дороти осторожно заглянула в кабинет.
 - Мистер Кортвик, сэр, что-то случилось?
 - Случилось, мисс Стоунз? Да, черт возьми, случилось. Сначала бессмертные, потом сок, теперь это! - Мэтью гневно пнул ногой ни в чем не виноватый журнал. - Чьих рук это дело?
 - Ч-что им-менно, сэр?
 Мэтью взглянул на бледное лицо Дороти и взял себя в руки. Задним умом он осознал, что такое поведение было совершенно не в его стиле. Просто он привык, что все идет так, как должно идти, а когда весь мир вокруг сходит с ума...
 - Прости, Дороти, кажется, я встал сегодня не с той ноги. Конечно, всему этому безумию есть разумное объяснение.
 - Д-да, сэр, - немного успокоившимся голосом ответила экономка. - Ваш апельсиновый фреш, сэр.
 - Ну вот, - улыбнулся Мэтью. - Похоже, все начинает приходить в норму.
 Мужчина сделал шаг навстречу Дороти, чтобы взять сок. Но тут, к несчастью, под ногу ему подвернулся дурацкий журнал. Опорная нога поехала, и, не удержав равновесия, миллиардер грохнулся на пол, приложившись виском об угол массивного дубового стола.
 Мисс Стоунз бросилась к Мэтью, чудом успев поставить стакан с соком на шкаф.
 - Мистер Кортвик! Вы...
 - Я в поредке, Дороти, - наполовину смущенно, наполовину удивленно произнес Мэтью. - Чертов журнал. Кажется, отделаюсь шиш...
 С этими словами миллиардер коснулся виска и замер. Под пальцами была абсолютно обычная кожа. Ни царапины, не говоря уже о чем-то большем.
 "И не болит."
 - Вот чертовщина, - поднимаясь, произнес мужчина, - даже не поцараплся. Дороти, где...
 В этот момент Мэтью перевел взгляд на экономку и очередной раз за последние несколько минут не закончил фразу. В этот раз его вынудило замолкнуть выражение глаз экономки. Если раньше в них плескалось удивление, то сейчас они до краев были наполнены ужасом.
 - Дороти, что с Вами? - осторожно спросил мужчина. И сделал шаг навстречу экономке. Видимо, это было ошибкой, так как следующей на пол отправилась мисс Стоунз.
 - Мир сошел с ума, - тихо произнес Мэтью Кортвик. И после короткой паузы добавил:
 - Или я.

Оффлайн Пингвинчег

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 4 187
  • Карма: +303/-0
  • Всегда Доктор, даже когда Черный Доктор
Re: Игра №1.
« Ответ #6 : 13 Февраль 2017, 16:46:54 »
Влад

...- В конце концов, мы оба знаем, что можно чуть-чуть подтолкнуть ситуацию в желаемом направлении - как правило, вселенские силы смотрят на подобное сквозь пальцы...
-Да? А вы представляете себе, какую волну событий породит один такой толчок? И сколько людей, прямо или косвенно, будет в них вовлечено? Этак у нас получится целый роман!
- Пусть будет так, если нет иного выхода! Пусть будет роман! Да хоть трилогия, побери меня предки!... В конце концов, кому-нибудь подобное вполне может прийтись по вкусу!
- А вас не пугает тот факт, что он будет изобиловать сценами насилия, черным юмором и ненормативной лексикой?... Ну что же - определенная дерзость ума в подобном решении присутствует

"Каюкер и Ухайдакер"

Весна 2017

Влад не считал себя мечтательным человеком. Мечты у него было всего две. Но обе - несбыточные, что Влада нисколько не расстраивало. В конце концов, какой смысл мечтать о реальном - его надо осуществлять. Куда больше должен был бы беспокоить Влада тот факт, что обе его мечты противоречили его же медицинскому образованию. Извиняло молодого человека разве что то, что первая мечта была как раз профессионального характера - чтобы в жизни можно было, как в китайских фильмах, лечить человека с помощью энергии ки, или чи, или как ее там называют. Но Влад прекрасно понимал, что будь ты хоть шаман в десятом поколении, хоть прямой потомок Будды - оторванный палец без ниток не пришьешь, и гнойный аппендицит без скальпеля не вылечишь. Тем не менее, собственные скромные успехи на поприще "рукоблудия", то бишь массажа, все же были ему приятны.

Вторая мечта была личной. И тоже абсолютно ненаучной. Конечно, Влад понимал, что поверье о суккубах родилось из ряда банальных физиологических явлений, но иногда ему думалось, что было бы неплохо, если бы в его сон явилась ангельски красивая демонесса и предложила ночь неповторимой любви в обмен на душу. Или жизненную силу, что там берут в качестве платы эти демоны? Как бы то ни было, Влад даже, после какой-то пьянки во время учебы, даже пробовал вызвать демонессу. Разумеется, единственным результатом сего действа был бардак в комнате, который пришлось убирать полдня.

Чего Влад не ожидал - так это того, что его мечты могут начать как будто бы сбываться. Поэтому утром первого марта 2017 года он лежал на кровати, озадаченно глядя в потолок и пытаясь расставить все по полочкам. Итак, ему приснился ад. Потому как представить другое место, где было бы ТАК много огня, Влад не мог. Потом ему приснилась женщина. Она была красивая, это Влад помнил точно, хотя детали образа ускользали из памяти. И она у него что-то просила. Складывалось почти все, за исключением одного печального факта - интима во сне не было. Это Влад помнил точно. Может, демонессе нужна была предоплата? А Влад, разумеется, отказался - ведь если она заберет его душу или жизненную силу, ни на какой интим он уже будет не способен. Видимо, это была какая-то особо жадная демонесса. Хотя вроде суккубы проходят по ведомству другого смертного греха.

Ну и дьявол с ними! Влад человеческую-то бюрократию осилить не сумел, а уж в потусторонней тем более не ориентировался. Поэтому он выбросил из головы недо-суккуба и приступил к ежеутреннему ритуалу, посвященному одной из дочерей Асклепия.

Выйдя из дома, Влад удивился некоторой безлюдности двора и даже, на всякий случай, посмотрел на часы. Затем сверил их с аналогичным устройством в мобильнике. Нет, вроде все правильно. Не позже и не раньше, чем обычно - но обычно он был далеко не единственным, кто выходил во двор в это время. Да и машин как-то немного. Может, нужно было куда-то перевести часы, а он забыл? Поглощенный этими размышлениями, Влад заспешил на работу, совершенно не услышав тихого шелеста колес.

Автомобиль - это орудие устрашающей мощи. Суперлегкий пластик в корпусе, легкоразрушаемый бампер и все прочее лишь отчасти уменьшают его большую массу и силу удара при столкновении. Знаете, что происходит при столкновении автомобиля с человеком? Сначала от удара передней части ломаются голени. Затем человека забрасывает на капот автомобиля и он бьется головой о лобовое стекло или его стойку. Затем пострадавшего с большой скоростью, обусловленной импульсом удара, отбрасывает на дорогу и он снова бьется головой, кроме того, всего органы в этот момент по инерции встряхивает, как в хорошей центрифуге - да так, что сердце, например, может оторваться от аорты. Ну и затем человека протаскивает по дорожному покрытию - наименьшее из зол, хотя приятного мало. Именно это и произошло с Владом - так стремительно, что человеческому взгляду, даже если бы он был поблизости, было не успеть различить, как красивый и не бесталанный молодой человек превратился в окровавленную поломанную куклу на грязном снегу двора.

"Недаром, видать, снился ад" - подумал Влад, оглядывая пейзаж в багровых отсветах оглушительно трещавшего пламени. "Только когда ж я так успел нагрешить-то?"
- Ты должен быть осторожнее.
Висевшую в воздухе женщину, произнесшие эти слова, Влад узнал - именно она была в его вчерашнем сне, как и ревущее пламя вокруг. "Может, она меня под машину подстроила?" - подумал Влад. - "Таким способом забрала мою жизнь? Ну если так, то я с нее стребую по полной" - подумал парень, усмехнувшись, но сказать ничего не успел. Суккуб заговорила снова.
-То, что твоя жизнь вне опасности, не дает тебе права быть таким беспечным. Время сейчас ключ ко всему, и упускать его на восстановление некогда. Иди и действуй. От тебя зависит, поглотит ли этот мир пламя.
Женщина вдруг устремилась вверх, а пламя взревело еще громче.
-Эй, подожди! - крикнул Влад. - Ну хоть поцелуй, что ли!

Язык пламени охватил его - и Влад открыл глаза. Лежал он на чем-то жестком, судя по всему, на носилках. И ,судя по всему, в машине скорой помощи. И, судя по всему, живой. И если первое и второе было неудивительно и даже логично, то вот третье... Смутное воспоминание о невыносимой боли сразу во всем теле, а особенно в голове, говорило Владу, что он должен был умереть, но... он жив.
-Вот же ж, - над Владом наклонился усатый дядька, судя по всему, врач. - Знают, что ничего им не будет, под машины бросаются, стреляются, жрут что попало, а мы на них выезжай зря. Правильно говорят - надо на вас бирки нацепить.
-Не надо на меня ничего нацеплять, - ответил Влад. Он ожидал, что голос не буде тему повиноваться, но не испытал ни малейших проблем. - А как я вообще жив остался?
Врач удивленно воззрился на Влада, перестав отцеплять от него датчики ЭКГ, видимо, на секунду засомневавшись в обоснованности сего действа, а затем пожал плечами.
-А хрен вас, бессмертных, знает, как вы это делаете. Как ящерицы наверное, только они хвост, а вы что угодно отращиваете. Вон - трещину в черепе, и ту зарастил. Ладно, выметайся давай, у нас работы и без тебя хватает.

Влад вылез из машины скорой помощи и ошарашенно смотрел ей вслед, пока та выбиралась из двора, переваливаясь через сугробы.

продолжение следует...
"Я не знаю, почему снег белый. Но, думаю, белый снег - это прекрасно" Лелуш, Code Geass
Заразился Судзумией...
ГАРАК
Не надо стучать по стеклу, пингвины вас видят и слышат. Просто не любят

Оффлайн Луан

  • Администратор
  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 3 199
  • Карма: +362/-0
  • Двуспальная люстра с фонтаном
Re: Игра №1.
« Ответ #7 : 14 Февраль 2017, 13:17:51 »
28.02.2017. Лагерь археологов в районе древнего Абидоса
Малькольм Драммонд


- Сэр, у вас в палатке... Как бы это сказать...
- Скажи.
- В общем, там дама.
- Что?
- Она появилась утром. Заявила, что ей срочно нужно вас видеть. И завалилась в палатку. Не мог же я силу применять!
Про отношения своего помощника к женщинам Малк хорошо помнил. Со своей жены тот пылинки сдувал. А та из него веревки плела. Как и его 13-летняя дочка. Дама, значит. "Что же, посмотрим, кто это."
Войдя в палатку, Малк мысленно выругался. Хотя, конечно, не сказать, чтобы он сильно удивился, узнав сладко спящую на своей походной койке девушку. Но он меньше всего ожидал увидеть здесь именно ее. Юг Египта, вдали от туристических маршрутов! Как она сюда добралась?
Малк стянул шляпу и бросил ее на столик. После чего сел на стул, который чуть скрипнул. Похоже, что этот звук разбудил соню.
- О, Малк! Привет! Я как раз тебя ждала.
- Что ты здесь делаешь, Бель? И как добралась? Ты что, не знаешь, что сейчас творится в мире? И какой бардак творится в Египте? Или ты хочешь попасть в гарем какого-нибудь бандита пятой женой?
- Не бойся, любой бандит, который попробует забрать меня в гарем, сильно пожалеет об этом.
- ХА!
- Ну не сердись. У меня просто не было выхода. У меня проблемы!
- И из-за этого ты решила проехать полмира, чтобы поделиться ими со мной? Никого ближе не нашлось?
- Ну, не идти же мне к отцу. Ты же его знаешь!
Да, дядю Квентина Малк хорошо знал. Когда тот похоронил первую жену, мать Бель, то уже через 2 месяца женился снова, наплевав на мнение окружающих. И десятилетняя Бель появилась на пороге дома Малка, заявив, что жить с этой стервой она не будет. Ее отец отсутствия дочери как будто не заметил.
- А дед бы все равно сказал, что это мои проблемы, что я могу решить их сама. Или могу обратиться к тебе. Так что я убрала лишнее звено в цепочке. Денег на дорогу мне хватило, я прилетела в Луксор и нашла попутку сюда.
- На обратную дорогу денег нет, я полагаю.
- Ты необычайно догадлив, братик.
Малк вздохнул. Понятно, что выставить Бель отсюда он не рискнет.
Около палатки раздалось покашливание.
- Заходи, Дэв, не бойся.
Когда помощник вошел, Малк показал в сторону девушки.
- Знакомся, это моя сестра, Арабелла Драммонд. Это Дэвид Рассел, мой помощник. Надо подумать, как ее разместить.
- Даже не думай, я не собираюсь спать где-то, где ко мне может влезть какой-нибудь бандит. Сам же говорил, их здесь полно!
О том, что в лагере бандитов нет, Малк был уверен. Хотя от местных жителей всего ожидать можно, но они не рискнули бы пожертвовать весьма немалым вознаграждением за участие в раскопках.
- Ладно. Дэв, сюда понадобится еще одна койка.
- Я разыщу койку.
Когда Дэв вышел, Малк поднялся.
- И что у тебя за проблемы?
- Я осталась без работы.
- И как это случилось?
- Я сломала своему начальнику нос. Нечего было домогаться меня.
Вот зараза... Насколько Малк помнил, начальнику Бель было лет 70. Малк ее устроил работать в Британский музей. И ему было очень интересно, что Бель подразумевала под "домогаться". Это вполне могло быть желание заставить девушку что-то сделать.
Характер у Бель был тот еще. Фактически предоставленная сама себе (даже при жизни матери ей не особо занимались), она была взрывной и непоседливой девчонкой. Правда Малку удалось найти с ней общий язык, но он постоянно был в отъездах. Дед был не особо в восторге, когда Малк уговорил того приглядеть за внучкой. Сначала он отправил ее в закрытую школу для аристократок, откуда Бель сбежала через неделю (попутно выдрав космы дочке одного герцога). Потом попытался определить ее в другую... В общем, дело кончилось тем, что Малку пришлось таскать девчонку с собой в экспедиции. О каком-то нормальном образовании для нее можно было сразу забыть. К счастью, жена одного из коллег Малка когда-то работала учительницей. И ее удалось уговорить заниматься с Бель. Как ни странно, но они неплохо поладили. Когда муж учительницы умер и она перестала заниматься с дувушкой, Бель уже было 16. И кое-чего она знала. Да и мози у девушки были неплохие. Поэтому ее удалось пристроить на работу в Британский музей. С жильем проблем не было, все равно Малк в своей лондонской квартире бывал редко. Только вот на работе она появлялась не очень часто, ей там было скучно. А теперь...
"Придется видно определить ее в штат экспедиции".
Как будто Малку и без этого проблем было мало? Сейчас они вели раскопки в районе Абидоса. Но в Египте в последнее время творилось незнамо что. Порядка не было, нередко возникали разные трудности. Малку стоило большого труда добиться разрешения на раскопки здесь, но стоило начать, как сменилось правительство. И пришлось вновь получать разрешение. Хорошо что хотя бы с рабочей силой проблем не было. Местные были кровно заинтересованы в раскопках, это был для них единственный источник дохода.
- Имей в виду, Бель, у меня нет времени нянчится с тобой. Хочешь оставаться - оставайся. Но тут придется работать, ясно?
- Да, мой повелитель!

***

Спал в эту ночь он плохо. Отвык, видно, слышать чье-то дыхание рядом. Еще и пришлось втолковывать Бель, что ей не стоит голышом разгуливать по палатке. Да, он ее двоюродный брат, но есть же приличия! Хорошо хотя бы не пыталась влезть к нему под одеяло, как когда-то дома. Хотя здесь одеяло - одно название. Жарко.
Проснулся он рывком. Обычно ему ничего не снилось, но в эту ночь сон оказался необычайно ярким. Снилась ему то ли китаянка, то ли японка. С чего бы это? Но главное были слова. Она провозгласила, что он, Малькольм Драммонд, чуть ли не мессия, который должен ни много ни мало предотвратить грядущий конец света!
- Малк, здесь есть интернет?
- Что, не спится?
- Да, какая-то чушь снится постоянно. Вот и хочу поискать, что именно за чушь. Про то, что начался конец света.
- Что? А мессией там тебя не объявляли?
- Нет. Я плохо помню, что там было.
Значит, не то. Свой сон он помнил необычайно хорошо. Даже странно, обычно сон выветривался из памяти сразу же.
- Здесь интернета нет. Нужно ехать в Луксор.
- Жаль. А когда ты туда собирался?
Кстати, хорошая идея. Да, придется действительно ехать в Луксор и искать интернет.
- Ложись спать. Утром поедем.
Дэву придется какое-то время заниматься раскопками самостоятельно.
Законы всемирного свинства едины для всех и каждого
А. Пехов. Вьюга Теней
:moder:

Оффлайн kpods

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 2 336
  • Карма: +320/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #8 : 14 Февраль 2017, 15:58:31 »
Альбина Антонич. Киев. 05:30 01.03.2017

Пробуждение было не самым приятным. Её била дрожь, а тело покрылось испариной, сердце стучало в ритме сбрендившего степиста. Она нащупала телефон: аппарат отреагировал на прикосновение пальца тихим жужжанием и высветил время. До будильника оставалось еще полчаса.
Альбина засунула его под подушку и свернулась клубочком. Уснуть она и не пыталась, оставалось лишь лежать в кровати, ожидая, пока телефон разразиться трелью, чтобы затем выйти из комнаты и провести утро так же, как обычно, не вызывая подозрений у родителей.
Мысли снова и снова возвращались к пережитому сновидению.
Альбина не удивлялась ни его содержимому, ни необычайному реализму - у нее всегда была чересчур подвижная психика и богатая фантазия. Ранимость вкупе с хорошим воображением определяли ход её жизни во всем, начиная от детских обид на родителей, заканчивая поступлением на журфак. Факультет журналистики стал компромиссом между её подростковой мечтой стать писательницей и суровой необходимостью высшего образования. Занятия в студии были компромиссом между желанием мамы видеть дочь на сцене и неспособностью Альбины выносить жесткие требования к "балетным". А сон - компромиссом между желанием целыми днями рыдать в комнате и страхом, как на это отреагируют родители.
Вся жизнь - сплошной компромисс. Оглядка на желания родных видеть её в определенном свете. В итоге, Альбина стремительно падала в своих глазах до уровня бессловесного ничтожества.
А Русик...Его мнение значило бы для нее намного больше, чем кого-либо из окружения, но...

Но, в сущности, сама Альбина для Русика была никем. Точку в развитии их дружбы три года назад поставил единственный визит Русика к Альбине домой.
Они тогда только начинали танцевать в паре, ставили танец, много времени проводили вместе. А потом начался Майдан. И Русик ушел стоять вместе со всеми. Он звал Альбину - она отказалась: отец  запретил ей даже думать о походе на центральную площадь страны. Их разговор, сопровождавшийся истерикой мамы, уложил Альбину в кровать почти на неделю. Обеспокоенный Рустам решил проведать её, но отец, по несчастливому стечению обстоятельств, оказался дома и встретил парня на пороге квартиры. Из своей спальни Альбина слышала каждое слово.
- ...а я не позволю своей дочери стоять там, молодой человек. Вы готовы отвечать за её здоровье, за её безопасность? Альбина не будет прыгать под эти лозунги, как идиотка! Вы думаете, ваше стояние что-то изменит?!
- Вот из-за такой позиции другие и вынуждены стоять, - тон Рустама был под стать отцовскому - коса нашла на камень. - Вы ничего не хотите менять в этой стране. Конечно, ваша жизнь вас устраивает! Зачем что-то делать, если на хлебушек хватает? Зачем бороться за то, чтобы убрать весь этот грязный совок? Он же вас кормит, да?
- Да я.. Да я на это заработал, ты...хамло! Ты ведь даже в университет поступить не смог!  И ты мне будешь тут про политику вещать?
Вот тут удар был в точку и ниже пояса. Рустам, который был старше Альбины на несколько месяцев, действительно не поступил в университет, и подрабатывал сейчас, как мог. Самой Альбине было абсолютно все равно: Русик не был рафинированным интеллектуалом, но в нем была какая-то житейская мудрость и надежность. Да, он нравился ей, даже гораздо больше, чем нравился.
В ответ на папин закидон Рустам лишь презрительно фыркнул:
- Мне вы рот, как Альбине, не закроете. Привет ей! Пусть выздоравливает!
После этого на тренировках Рустам и Альбина танцевали в молчании. Потом их пара распалась.
Имя Русика в доме стало равноценно грязному ругательству.
Так прошло еще два года.
А потом Рустаму пришла повестка.
Он не храбрился, не говорил, что рвется на Восток, он просто делал то, что должен был сделать. И каждый день, что оставался до его отъезда, Альбина давала себе обещание поговорить с отцом. У него должны были быть связи - из армии никто не уходит окончательно. Он мог договориться, мог сделать так, чтобы Рустама Алиева определили на штабную должность или куда-нибудь в тихое место подальше от передовой. Она обещала себе каждый день. А затем откладывала на завтра.

5:59 мигнуло и превратилось в 06:00. По комнате поплыл "1-й фортепианный..." Чайковского. Альбина одним движением вскочила на ноги и отдернула шторы. Над набережной висел густой туман, даже из-за закрытого четырехкамерного окна пробирало сыростью. Зимой, весной и осенью жизнь на элитных Оболонских Липках была удовольствием ниже среднего: или ветром сдует, или инеем покроешься, как Снегурочка. Девушка поежилась и потопала греться в душ.
Одним из достоинств квартир в новых домах был личный сан.узел при каждой спальне. Когда они перебрались сюда лет семь назад, Альбина прыгала чуть ли не до потолка. Бизнес у отца в то время шел очень хорошо: квартира на Оболони стала отличным дополнением к даче в Конча-Заспе, которую папа выкрутил еще во времена работы в ведомстве, и Land Cruiser с личным водителем. Потом машина и помощница по дому появилась и у мамы, а Альбину засыпали телефонами и качественной одеждой. Вдобавок, каждое лето Антонич-младшая и единственная теперь проводила заграницей, изучая язык.  У них все складывалось, но высокий достаток свалился на девушку слишком поздно, чтобы она воспринимала его как должное. Да и отношения с отцом начали портиться, а на любой вопрос о его работе мама давала один ответ:
- Альбина, однажды ты поймешь, что о некоторых вещах лучше не спрашивать.
Богатство изменило семью Антонич: отец стал жестким и скрытным, мама с головой погрузилась в свой новый статус и старалась получить максимальное удовольствие от жизни. Только Альбина, кажется, осталась прежней: наивной и романтичной девчонкой.
Впрочем, отрицать, что быть дочерью зажиточного семейства ей нравилось, было бы лицемерием. Деньги решали многое, но распоряжаться ресурсом с толком Альбина пока не научилась.

Она вышла в кухню, уже почти выбросив сон из головы. Мама стояла у окна и курила в форточку. Альбина поморщилась и помахала рукой перед носом:
- Ма, ну ты хоть бы вытяжку включила, фу...
- Не бухти с утра, Аль, а? Завтракать будешь?
- Буду. Яйца забацаешь? Ма, а можно я сегодня твою машину возьму? Сыро так, мрак.
- Не поняла, - мама потушила сигарету и пошла к холодильнику, - а чем тебе твоя машинка не угодила?
Альбина недоуменно уставилась на маму:
- В смысле, моя машина?
- Аль, ну привет, - мама пощелкала пальцами перед носом. - Твоя. Машина.
Альбина замерла посреди кухни. Машину ей, конечно, обещали, но попозже, после окончания университета. С другой стороны, через две недели у Альбины был День рождения, может, папа решил, что пора уже осчастливить дочку, но не на 16 дней раньше же? Вдобавок, техпаспорт и все документы...Вот так просто бери и езжай?
- Машина...кхм...ладно. И где она стоит?
- Слушай, доча, - мама начала раздражаться, - ну где ей еще стоять? Если ты не бросила ее посреди города, то она в гараже. Ячейка 8-45.
Альбина закрыла рот.
- Слушай, ты какая-то странная, у тебя температуры нет, случайно?
- Не-не, все хорошо, - Альбина отмахнулась, - не выспалась просто.
- Мммм, - ехидно покивала мама, - молодо-зелено, понятно, только будь аккуратна, Аль, ранних внуков папа не переживет.
- Ма,  перестань, - вспыхнула Альбина. Они с мамой такие вопросы не обсуждали практически никогда. Да и нечего было обсуждать, по правде говоря. С чего вдруг мать сделала такие выводы?
Альбина решила сменить тему:
- Кстати, а где папа?
- В Донецк улетел, командировка, контракт, все, как обычно.
Альбина уже хотела равнодушно протянуть "мммм", как вдруг сердце ёкнуло:
- В Донецк? Как в Донецк?! Как улетел?!
Против её воли последние слова прозвучали визгливо.
Мать повернулась и с тревогой посмотрела на неё:
- Аль, ты точно не заболела? Ты не пила вчера? Папа улетел в Донецк, на самолете, у него контракт с каким-то там заводом, сама понимаешь, условия контракта мы с тобой знать не хотим. Правда?
Чувство юмора у Марии Антонич, конечно, имелось, но не похоже было, что она шутит. Девушка растерялась. 
- Мам, там же опасно, - Альбина нервно хохотнула, - там же даже аэропорта больше нет. Руины.
- Аль, я не знаю, какую цель ты преследуешь, выдавая все эти шуточки, но, по-моему, ты уже перестаралась. В Донецке сейчас также опасно, как и в Киеве. Да, ситуация там напряженная, но, тьфу-тьфу, Ахметов пока не сорвался с крючка, а, значит, договоренности в силе. А про руины аэропорта...это ты вообще о чем? Аль, мне точно не нужно вызывать врача?
- Мама, а сама-то ты в порядке? Ты новости давно смотрела?
- Знаешь что, Аль, я не понимаю, что происходит, но не в порядке из нас двоих явно ты.
Мать выключила яичницу и подошла к дочке пощупать лоб.
- Странно, температуры нет. Аль..? - она махнула рукой, поняв, что Альбина не собирается ничего отвечать. К сожалению, та ничего не могла выдавить из себя просто потому, что пребывала в состоянии легкого шока. - Ну что же...потом объяснишь свое поведение, если захочешь. А по поводу новостей, кажется, это твое увлечение - смотреть новости. Вот и посмотри. Я от них устала.

И Мария Антонич вышла из кухни плавной походной бывшей балерины, махнув напоследок широким рукавом шелкового кимоно. Каждый жест выверено демонстрировал её раздражение и расстройство.

Альбина взяла пульт и онемевшими пальцами включила телевизор.
Спустя десять минут она метнулась в свою комнату, совершенно забыв о завтраке.

Оффлайн Йен

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 2 464
  • Карма: +315/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #9 : 16 Февраль 2017, 01:30:40 »
Париж. 8:56 01.03.2017

Тихо выругавшись, Джеки посигналила нахальному мужику, занявшему присмотренную ею парковку, и двинула свой маленький серый Ситроен дальше. Если она потратит еще хотя бы пару минут на поиски бреши, в которую можно втиснуть автомобиль, то рискует опоздать. На 9:15 у нее была назначена встреча с бывшим заключенным, до этого она собиралась еще раз пробежаться по его личному делу.

Утро не задалось, вернувшись из участка, Джеки приняла душ, переоделась и, в преддверие тяжелого дня, хотела плотно позавтракать. Но холодильник оказался пуст. Точнее, на верхней полке возлежали листья салата и помидоры черри, а на дверце одиноко покоился дрессинг, которым предполагалось залить смешанную с овощами траву. К этому всему прибавлялся обезжиренный йогурт. Джеки застыла у открытой двери, пытаясь проанализировать отсутствие мяса и курицы, которые всегда обитали в ее в холодильнике, и пришла к выводу, что единственным возможным объяснением может быть проникновение в квартиру ее сестры, решившей, что Джеки пора становиться вегетарианкой. Вывод был идиотическим по своей природе, как и то, что ее кулон это ширк, но тем не менее имел право на существование. Джеки взяла с полки йогурт, закрыла дверцу холодильника и, нащупав на шее полумесяц, засунула его под горлышко гольфа.
Затем был сосед, он нес что-то плотно закутанное в шарф, но увидев Джеки на лестничной площадке, споткнулся, и сверток выпал у него из рук. Конец шали отбросило в сторону, и Джеки успела рассмотреть нимб над головой Иисуса. Сосед бросился ей в ноги, умоляя не сдавать его полиции, уверяя, что сегодня же избавится от иконы, которая перешла ему от недавно умершей бабушки. Джеки, обалдело, похлопала беднягу по плечу, заверила его в своем молчании и попросила сдать старинную икону в музей, раз он не собирается хранить ее дома. Затем вихрем сбежала по лестнице, больше не желая тратить время на чужие психозы.

Наконец, прореха была найдена и, оставив машину на обочине, Джеки направилась на свое рабочее место. Над входом в управление исправительной службы она заметила новую табличку и нахмурила брови. Возле названия ведомства кто-то ввинтил черную табличку с надписью на арабском. Арабский Джеки знала плохо, но эти слова ей втолковывали с детства, и она даже могла их написать вязью. На табличке была вычурно написана шахада. "Свидетельствую, зная, будучи абсолютно убежденным, что нет иного Божества, достойного поклонения, кроме единственного Бога — Аллаха; также зная и будучи абсолютно убежденным, свидетельствую, что поистине Мухаммад ибн Абдуллах из рода Хашима (мир ему и благословение Аллаха) — Его раб и Посланник, посланный Им ко всему человечеству, чтобы научить людей истинной религии" - прошептали ее губы. Справа от Джеки послышался свист, и она увидела, как двое коммунальщиков, направлявшихся в ее сторону, остановились, поджидая третьего. В их руках были инструменты, и Джеки решила, что они собираются демонтировать чью-то глупую шутку.
В расстроенных чувствах она вошла в офис. Она давно отошла от религии своих родителей, но ей не нравились эти манипуляции общественным сознанием. Ислам - это не религия зла. Ислам никогда не учил ее убивать, унижать или обижать слабых. В отличие от белых французских нацистов. Джеки поздоровалась с Кату и Леоном, с которыми делила рабочее пространство, сняла пальто и повесила его в шкаф.
- Смотри Джеки, еще одно опоздание, и шеф пригрозил отправить тебя в отдел по ресоциализации бессмертных.
Кату напряженно хихикнула.
- Не ври, Леон, он обещал отправить туда тебя, за особое рвение в помощи неверным.
Только теперь Джеки заметила странную атмосферу в офисе, темные круги под глазами подруги и недельную щетину всегда идеально выбритого Леона.
- Я пропустила вечернее юмористическое шоу или новый выпуск Шарли Эбдо? - сказала Джеки, пытаясь понять новые шутки коллег.
При упоминании скверной газетенки глаза Кату превратились в бильярдные шары, и она начала хватать воздух ртом, будто выпрыгнувшая из воды рыба. Джеки налила из машинки кофе, и тут в дверь постучались. Не разевай она рта на хулиганство у входа, она бы успела еще раз просмотреть дело освобожденного. Смирившись с судьбой и полагаясь на свою хорошую память, Джеки улыбнулась вошедшему и предложила сесть напротив.
- Доброе утро, месье Робер. Как поживаете? -  спокойно и дружелюбно спросила Джеки, усаживаясь на свое место.
Белый мужчина лет тридцати, показался ей слишком смирным. Он высвободил перевязанную руку из-под куртки и показал ее Джеки.
- Заживает. Врач говорит, что я смогу вести почти полноценный образ жизни и могу быть полезным обществу.
Джеки не донесла кружку с кофе до рта и отложила ее на стол, рассматривая то, что осталось у мисье Робера от руки. На перевязи лежала культя.
- Что случилось с вашей рукой, месье Робер?
Серые глаза мужчины с недоверием посмотрели на Джеки. Потом снова приняли смиренный вид. Он что-то надумал, или понял, или ему показалось, что понял.
- Если вы проверяете меня, мадам Сенгор, то незачем. Я покаялся перед Аллахом и людьми и произнес таубу. Я надеюсь только на то, что Аллах простит меня.
В конец обалдевшая Джеки, всегда так хорошо справляющаяся со своими эмоциями, не нашла, что ответить. Весь вид мужчины вызывал в ее сердце скорбь, и он не казался ей сумасшедшим, как следователь, сосед, ее холодильник или та табличка у... Джеки перевела взгляд на папку с личным делом Жонаса Робера и дрожащей рукой перевернула первую страницу.

Имя: Жонас
Фамилия: Робер
Дата рождения: 25 июня 1985 года
Преступление за которое осужден: кража бумажника


Ее глаза опустились ниже, упуская детали задержания.

Приговор: ампутация руки
Кади: Умар ибн аль-Хаттаб
Сура: Аль-Маида
Аят 38: "Отрубите руку вору и воровке за содеянное ими как примерное наказание от Аллаха. Поистине, Аллах Превелик и Премудр"


У Джеки закружилась голова. К горлу подступил утренний обезжиренный йогурт. Она попыталась встать со стула, но тут же вцепилась рукой за столешницу. Комната уходила из-под ее ног, воздух выкачали из комнаты, либо закачали в нее газ, в висок что-то стукнуло, и боль прошибла весь ее череп. Джеки вперила взгляд на сидевшего напротив нее мужчину, взволновано приподнимавшегося со своего стула, и забыла о том, что ей не хватало воздуха. Она видела сквозь Жонаса Робера, видела изображения над ним, рядом с ним, вокруг него, словно дымку клубившуюся в голове мужчины. Ее взгляд вцепился в изображение, просматривая его, словно кино снятое на старую пленку. Там Жонас Робер заносил нож над привязанной к столу женщиной, это была красивая девушка азиатской внешности, извивавшаяся словно экзотическая рептилия, схваченная в сети браконьера. Но это продолжалось недолго, через мгновение на столе лежала уже сама Джеки. Потом появилось изображение руки, а над ней занесенный топор. Джеки вскрикнула, отпустила столешницу, ее повело, и она упала на пол. К ней подбежали Кату и Леон, что-то спрашивали и кричали. Но Джеки видела только отца-инвалида Кату, которого та сдает в приют, и сына, которого она ведет в школу, а на руке ребенка повязка с шахадой. Она видела Леона, развращающего свою пятнадцатилетнюю племянницу, его скучную жену, втолковывающую ему о третьем ребенке из-за запрета контрацептивов. Она могла видеть больше и дальше, за пределы комнаты, но она заорала:
- Неет! Убирайся!
В этот момент над ней склонился Жонас Робер, и образ женщины на столе исчез, стерся, будто его никогда и не было в этой больной жестокой голове. Исчезло всё странное "домашнее видео", доступное Джеки. Глубоко дыша, с помощью Кату, она встала и села на стул.
- Джеки, ты нас испугала. Что случилось? Вызвать врача?
- Нет, не надо, - прошептала Джеки. - Месье Робер, мне нездоровится, приходите послезавтра в тоже время. На завтра я возьму больничный. Видимо, давление пошаливает.
Жонас Робер распрощался и покинул помещение. Джеки набрала внутренний номер шефа и представилась больной. Еле уговорив коллег не провожать ее домой, она вышла на улицу и подбежала к первому газетному киоску.
- Ле Монд, пожалуйста.
Расплатившись, Джеки направилась к скверу напротив, села на лавочку и раскрыла газету. По ее щеке скатилась первая слеза.

"Солдаты Халифата Франции расправились с неверными в Каталонии"
"Смертная казнь Марин Ле Пен на площади Пророка"
"Бессмертные принимают Ислам"
"Папа возродил Инквизицию"
"Германия возобновила воздушное сообщение со Швейцарией"


Джеки оторвалась от заголовков и посмотрела в небо. "Это ты об этом, малаика?" На тяжелых, словно свинцовых ногах, она поднялась с лавки и решила дочитать "Ле Монд" дома.

Оффлайн Симмах

  • Администратор
  • Мастер
  • *****
  • Сообщений: 731
  • Карма: +214/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #10 : 19 Февраль 2017, 15:21:39 »
Глава 3, в которой Кас делает выбор.

   У Каса был выходной, но дома не сиделось. Нужно было прогуляться, проветрить голову. Прошла неделя с тех пор, как он узнал, что бессмертный. Впрочем, он все еще сомневался. Вдруг его смерть была лишь сном? Вдруг вся его жизнь - сон. Как узнать? И если никак, то есть ли разница? Кас проводил все свободное время в интернете, наверстывая упущенное, пытаясь догнать мир, ушедший на три года вперед.
   Бессмертные! Кто бы мог подумать? И он был одним из них? Интернет кишмя кишел информацией о бессмертных: сайты, форумы, блоги - все, что душе угодно, оставалось лишь определить, что среди всего этого вранья заслуживало хоть какого-то доверия. Проще всего было с неуязвимыми или обладателями регенерации. Многие из них были известными или публичными людьми. Тот же вокалист группы "Человеческий фарш под соусом чили". Можно было найти видеозаписи, где они рассказывают о своих способностях - и даже демонстрируют их! С нежитью и обладателями реинкарнации было сложнее. Вокруг их способностей было много слухов и домыслов, а отделить правду от вранья временами было очень и очень непросто. Взять, к примеру, Папу Римского - куда уж известнее? Однако никто не мог сказать точно, какими способностями он владеет. Иллюзии? Манипуляции памятью? Или что-то совершенно иное? Кто-то утверждал одно, кто-то - другое, остальные лишь разводили руками.
   Ну и, наконец, доставшийся ему вариант бессмертия: перезагрузка. В интернете было множество и других названий, но это приглянулось Касу больше прочих. Другие понравившиеся варианты: читерство, вибли-вобли, хрень какая-то, врата Штайна (название временное), бессмертие Шрёдингера и многие другие, по-своему выражающие суть - а именно неспособность понять происходящее человеком со стороны. Эффект невозможно наблюдать в принципе, его можно только пережить. И даже переживший эффект Кас сомневался в том, пережил ли он его на самом деле. И если да, то как вся эта хрень работает? Любая его теория разваливалась в тот момент, когда он пытался включить в нее других бессмертных с перезагрузкой. Если они вообще существовали, ведь доказать это было невозможно. Хотя нет, возможно - через неуправляемые выбросы силы. Которых у Каса не наблюдалось.
   Погруженный в мысли, он не заметил, как оказался на Редвуд Хайуэй. Улица была на удивление оживленной, но Джез на горизонте не наблюдалось. Кас вздохнул - не то с облегчением, не то с разочарованием. После пробуждения он решил не ходить на концерт, удалил Джез из контактов и не отвечал на ее звонки. Через пару дней звонки прекратились, но Кас так и не смог полностью выкинуть ее из головы.
   Светофор начал мигать, и...
   Кулак Скотта сбил его с ног, отправив обниматься с землей.
   Кас смотрел на звезды в телескоп, а мать, улыбаясь, стояла рядом.
   Отец учил его плавать, и Кас радостно смеялся, не обращая внимания на зловещий красный оттенок воды.
   Кас родился, вырос, окончил школу и умер. У него были друзья, были родители. Родители разошлись, друзей он растерял. Он нашел Джез, но она умерла. Кас покончил жизнь самоубийством. Конец.
   Кас за одно мгновение прожил всю свою жизнь и, наверное, сошел с ума. Он с трудом понимал, где находится. Он же шел в школу? Или на работу? Когда он научился ходить? Разве у него не была сломана нога? Почему он кричит? Или это не он кричит? Почему он валяется на тротуаре? А остальные люди? Что с ними?
   Мимо него пронеслась машина и врезалась в другую, после чего они обе вылетели на тротуар, прервав чей-то крик. У Каса кружилась голова.
   "Никогда! Никогда больше не хочу пережить ничего подобного", - подумал Кас, поднимаясь на ноги. Он опаздывал на выпускной, нужно было спешить. Покачиваясь, как пьяный, Кас направился к месту своей смерти. Завтра первый день школы, он с нетерпением его ждал! Вот только почему все такое маленькое? Все было неправильно, дома, цвета, размеры - все! Когда отец вернется из Ирака, он не узнает город. Но мамина готовка самая вкусная!
   Голова была переполнена, Кас вспомнил не только то, что забыл, но и то, чего не знал, то, чего еще даже не случилось. А потом воспоминания стали исчезать - Кас помнил, что он что-то там помнил, чего не помнил раньше, но не помнил, что именно он помнил, если, конечно, помнил.
   А потом сознание прояснилось. Мир вертелся вихрем и вдруг замер. Кас застыл как вкопанный, пытаясь осознать произошедшее. Вот он - неуправляемый выбросы силы! Кас - бессмертный! Или сумасшедший.
   Он вспомнил случившуюся на перекрестке аварию, и его радость потухла. Что же делать? Вернуться и проверить, не пострадал ли кто? Кас поежился и решил, что лучше пойти домой и тщательно все обдумать. Помочь пострадавшим он все равно не в силах.
   Кас повернул за угол, и его взгляду открылась следующая картина: изломанная женская фигура лежала посреди дороги в луже собственной крови, рядом собралось несколько человек, кто-то звонил по телефону. Каким-то образом ее лицо не пострадало, и она укоризненным взглядом смотрела на него.
   - Джез!
   Забыв обо всем, Кас бросился к телу. Он звал ее, плакал, но она не отвечала. Джез была мертва.
   Приехала полиция, потом скорая. Кас наблюдал за происходящим пустым взглядом. Отвечая на вопросы полиции, он рассказал, что познакомился с ней по интернету, и они виделись лишь пару раз. К его словам полицейский отнесся скептически, но Касу было плевать.
   На следующий день Кас повторил свою историю следователю. Тот был более дотошным, рассказал, что по его версии, девушка покончила с собой, спрыгнув с крыши, расспрашивал, какие у нее могли быть для того причины. Кас вспомнил Майкла, но это было в другой жизни, и он умолчал о нем. Взгляд следователя, казалось, видел Каса насквозь, но развивать тему он не стал.
   На пути домой, ноги сами принесли Каса к месту смерти Джез. К его месту смерти. Кас схватился за голову, мысли путались, он словно бы наблюдал происходящее со стороны. Вот он обходит пятиэтажное строение. Вот он поднимается по пожарной лестнице на крышу. Вот он подходит к краю и смотрит вниз.
   Ветер ударил его в лицо, как пощечина, и Кас пришел в себя. Что он тут делает? После вчерашнего Кас словно бы плыл по течению, река несла его к неотвратимому концу, но у него даже мысли не было сопротивляться. Кас сглотнул и отошел от края подальше. Он понял, что его трясет. Происходящее пугало его до усрачки.
   Кас сел поразмыслить. Вчера с ним случился неуправляемый выброс силы. Он увидел свое прошлое - и будущее. Увиденное вылетело из головы почти сразу, но тело помнило. Из контекста происходящего не трудно было догадаться, что именно оно помнило. Кас не верил в то, что будущее нельзя изменить. Если он сейчас уйдет, то будущее изменится. Так? Так?! Кас с содроганием представил, как он спит, а тело его поднимается по лестнице, подходит к краю и...
   С другой стороны... Он ведь бессмертный! Если он сейчас спрыгнет, то просто вновь очухается в том сне с азиатской женщиной, потом проснется, пойдет на концерт...
   Кас вскочил и в возбуждении начал мерить крышу шагами.
   Он может спасти Джез.
   Он может спасти Джез!
   Решено. Он пойдет на концерт, не даст Майклу убить себя, а потом... а потом что-нибудь придумает. Если не получится, всегда можно будет повторить!
   Преисполненный решимости, Кас подошел к краю и с трепетом посмотрел вниз. Решить-то он решил, но все равно было страшно. А вдруг он не бессмертный? Вдруг это был не его выброс силы? Сомнения грызли Каса изнутри, когда он шагнул в пустоту. Ветер бил его в лицо, словно пытаясь остановить безумца, но было поздно, земля приближалась, раскрывая ему свои объятия. Вспышка боли. Тьма.

   Разбудили его чьи-то крики. Он стоял на четвереньках на тротуаре, а вокруг творился хаос.
   Нет. Нет-нет-нет! Что-то пошло не так, все должно было быть иначе!
   На него нахлынула паника, но он смог взять себя в руки. "Еще можно успеть."
   Кас поднялся на ноги и пошатываясь направился туда, где вот-вот должна была случиться трагедия.
   "Еще можно успеть."
   Он побежал.
   "Еще можно успеть."
   Кас спотыкался, падал, но не сдавался. Он бежал, спешил.
   "Еще можно успеть!"
   Он не помнил, когда в последний раз столько бегал. В школе? Горло высохло, легкие жгло, ноги болели. Улицы сменяли одна другую, оставалось совсем чуть-чуть.
   "Еще можно успеть!"
   Последний поворот, и Кас как раз успевает увидеть столкновение Джез с землей.

Spoiler: саундтрек • показать
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=NJbvSmRuV_w" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=NJbvSmRuV_w</a>
« Последнее редактирование: 19 Февраль 2017, 15:42:06 от Симмах »

Оффлайн The Last Giant

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 1 393
  • Карма: +185/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #11 : 21 Февраль 2017, 01:05:09 »
Москва. Ленинградское шоссе
02.03.2017 03:44 GMT +03:00




Андрей овощил на кухне, глядя в окно. Пошёл снег - крупные хлопья, налипавшие на стекло. Телефон почти разряжен, зарядка забыта дома, а попросить - лень. Новостей на сегодня достаточно. Да и на завтра, кстати, если что: время - ночь. Захотелось выпить кофе. Он потянулся, чтобы включить чайник.




Московская область. г. Химки
02.03.2017 03:45 GMT +03:00




Темно и очень тихо. По-прежнему ночь.

Где он?

Звонит телефон.

- Алё? - Андрей даже не посмотрел, кто звонит; взгляд рассеивается в пустоте.

- Слушай, чё за #####...#####?! - затрещал возбужденный мужской голос; Вадик? Вадик.

- Па-погоди секунду, - перебил его Андрей, перехватив трубку и вытирая взмокшую ладонь, - Ты-ы где сейчас?

- Я?.. - голос Вадика сделался растерянным, - Да у тебя мы на лестничной клетке, ######! А ты где?

Медленно проступали силуэты. Андрей начал догадываться, что произошло. Подошёл к окну, ничего не задев. Так и есть - улица Грушина. Родные Химки. Не родные, точнее, а... Забей, короче. Не важно.

- Эмм... Погоди секунду, - Андрей старался подавить бег мыслей в голове; если оказался в заднице, постарайся не соскользнуть глубже, в... - Слушай, я... Сча... Я перезвоню.

Андрей огляделся в темноте. Ну, точно. Его квартира. А это кто тогда?

Диван глядел на Андрея огромными глазищами. Нет-нет, так не годится. У диванов не бывает глаз. Андрей замер. Сердце стучало.

- Тятя, вы кто? - раздался детский шепот.

Ребенок?

- Привет, - отозвался несмело Андрей.

Раздался звонок в дверь. Ребенок всхлипнул, испугавшись.

- Сережа! - сотряс стены надрывный женский вопль, слышимый сквозь толщу армированного бетона несущей стены.

Мама? Андрей мигом состыковал вероятности. Ребенок и мама вместе способны нейтрализовать проблему каждого из них по отдельности. Только как здесь оказался этот ребенок, и откуда кричит его мать?

Забубнил знакомый мужской голос. Вадик? Вадик. На лестничной клетке. Андрей понял, что это его шанс.

- Малыш, ты это... Давай руку. Пошли к маме. Пошли, - он осторожно нащупал в темноте малыша; тот был во власти истерики и не сопротивлялся.

В дверь забарабанили, стараясь выбить её кулаками. Андрей машинально подумал, что соседи проснутся. Его бесило, когда кто-то среди ночи начинал шуметь. И теперь вот такое. Малыш послушно шлепал за ним, роняя горошины слез с подбородка.

Андрей подошёл к входной двери. Включил в прихожей свет, заглянул в глазок. Так и есть - на лестничной клетке Вадик, их общий приятель и их общая незнакомая женщина. Зовёт Сережу. Ну, точно - мать малыша. Андрей открыл дверь и позволил событиям сплестись в экстазе... В себя он пришел часов в шесть утра. Это был какой-то кошмар. Хорошо ещё, он успел принять дозу "добро пожаловать в реальность, детка" накануне. Ну, т.е. как хорошо? Не то, чтобы хорошо... Ахь, Андрей мысленно махнул рукой. Додумывать каждую суматошную мысль уже не было сил. Сережа с мамой отправились домой на такси. Вадик и товарищ тоже. Женщина была в шоке, поэтому не пыталась противиться попытке Андрея всё уладить. Видимо, это у них семейное. Хорошо. Т.е. плохо, конечно, но спасибо и на том. Андрей же остался доволен, что всё разрулил. Ну, т.е. как разрулил? Не то, чтобы... Ой, да хватит уже!

Но вообще такси - это удобно. Позволяет решить почти все проблемы с внезапным перемещением тел в пространстве. Удобно. Всё-всё, Андрей, успокойся... Тшш...


Андрей сидел в кресле и смотрел в пустую стену. У него недавно закончился ремонт, и в комнате "однушки" из мебели только матрас, смятая простыня и светодиодная лампа под натяжным потолком. Обои - жемчужно-белые. Едва заметно поблескивают крохотные блестяшки. Соседи собираются на работу: сверху по потолку клацают каблуки. Череп распирает изнутри. Отупение.



* * *



Он мотнул головой в полудреме.

Она глядит на него своими раскосыми глазами. Снова эта женщина. Андрею хочется сказать, что ему жаль. Её дом разрушен. Она казалась похожей на кореянку. Ему нравилась Корея. А, может быть, она японка? Япония - красивая страна. "Возьми себя в руки, дочь самурая..." - зазвучала песня. Она говорит с ним. Повторяет, чтобы он спас мир. Как? Он переспрашивает; она не слышит.

Spoiler: Сплин: Дочь Самурая • показать
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=NbESCYhKhxY" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=NbESCYhKhxY</a>




* * *




Московская область. г. Химки
02.03.2017 10:45 GMT +03:00




Проснулся Андрей от того, что в глаза светило солнце. Самый банальный и некомфортный способ проснуться. - Всем наплевать. - Ну, кроме как очнуться неизвестно где или очнуться без руки... А солнце светит в глаза поутру от того, что не прикреплен карниз к стене. - Всем наплевать. Ты слышишь, что тебе говорят? - И не сшиты шторы... - Отлично, здравствуйте бесконечные бестолковые мысли. Давайте отмокнем сутреца в собственном соку, почему бы и нет? - Нет.

Ок.

Усилием воли Андрей поднялся с кровати. Это был важный шаг к новому дню. За ним следовал второй – плен утреннего отупения. Нельзя взять и подняться с кровати. Нет, т.е. можно, просто… В общем, будет лучше, если чуть-чуть посидеть и потупить на углу кровати спросонья.

Но у Андрея нет кровати.

Одевшись, он пошёл умываться. В горле першило, в глазах – песок. Звук воды отдавался в голове грохотом водопада. Андрей чуть-чуть убавил горячую воду. Холодно! Андрей аккуратно прикоснулся к левому кранику, смещая тот на доли градуса. Горячо! «Да ёкарный трамвай!» – вскричал он. Вы прикалываетесь?

Внезапно его будто что-то насторожило. Он вытер лицо и прошёл в комнату. Спертый запах комнаты после ночевки. Андрей подошёл к окну, чтобы проветрить. Вдоль улицы медленно двигался автомобиль. Их он опознавал сходу. «Е-класс купэ». Кто-то шифровался, но без большого старания, остановившись буквально в полушаге от «эски». Ок.



Spoiler: Chelsea Wolfe: Carrion Flowers • показать
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=0AgEkdh9TJc" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=0AgEkdh9TJc</a>




За рулем находилась женщина. Опустив боковое водительское стекло, она выглянула и сразу отыскала его взглядом. Андрей судорожно сглотнул, наблюдая как автомобиль припарковался на повороте. Проехать можно, но выезжающие со двора, скорее всего, сдадут задом. Захлопнулась дверца не сервоприводе. Мигнули поворотники. Номера он не разглядел; показалось, что их не было.

К утру потеплело, и она была одета в белую кожаную куртку. Под ней – черная юбка, колготки в сеточку и водолазка. Блондинка. В руке несет сумочку. Звук от её каблуков доносится до Андрея, будто с секундной задержкой. Оглядывает двор, идет вдоль дома, запрокидывает голову...

Блондинка шагнула к нему в квартиру на восьмой этаж, взойдя по отвесной стене, как по дорожке.

Андрей уставился на неё, не понимая, что происходит. А так можно вообще? Круто. По комнате расползается запах её духов. Приятный запах. Она оглядывает комнату. Ну, как оглядывает... Бросает мельком взгляд, ведь в комнате ничего, кроме Андрея нет. Никого, т.е.

- Андрей? – обращается она к нему почти ласково; зажимая сумочку под мышкой и придерживая рукой.

Видно, что она знает, как себя вести, куда деть руки, как смотреть. Показалось, будто она слегка щурится. Взгляд сразу такой у неё сделался – чиик! – пронзительный. Прическа – каре; на шее - жемчужная нитка. В блондинках Андрей не разбирался, но слышал, что водятся на свете «платиновые». Ему досталась, наверное, леди из авиационного титана.

- Долго ты ныкался, - заговорила она; интонация совершенно сбивала с толку на фоне её облика «ультра-хай-топ-бизнес-элит».

Она закуривает. Андрей внезапно не возражает.

- Чего решил вылезти из норы? Смелости набрался или просто пьян был?

Вот тебе раз! Андрей опешил от такого, словно получил удар по лицу. Тетенька такая на понтах нынче. Ок. Ей можно. Ей шёл такой стиль. Как себя с ней вести, Андрей не представлял совсем.

- Добрый день, - глухим голосом поздоровался он, - А как вас зовут?

- Я – Марго.

Марго? В смысле, королева Марго?

- Не похоже, - говорит, - Чтобы ты набрался смелости.

Так и есть. К Марго неслышно подъехал стул. Она садится на стул, курит и глядит на Андрея.

- Присаживайся. Рассказывай о себе, о планах на будущее, я послушаю, у меня сегодня дел нет, - Марго зевает.

Она занимала единственный стул, про который Андрей забыл вовсе. Пойти за другим стулом в коридор он не догадался.

- Прошу, садитесь, Ваше Величество, - проговорил ни с того, ни с сего Андрей, разрешая королеве Марго сесть.

Ему показалось, что сейчас надо обязательно было пошутить. Показалось. Не надо было.

«Не поняла?» - проговорила своим видом блондинка, выдыхая дым.

- Эмм... Кофе хотите? Я в отпуске. Пойдемте на кухню?

Андрей дивился своей смелости. Затащить королеву на кухню? Ловко.

- Кофе? Давай, - Марго, не моргнув глазом, поднимается и идёт за Андреем на кухню, с любопытством разглядывая квартиру.

- Осторожнее, - предупреждает Андрей, - У меня недавно ремонт был, там коврик лежит грязный. Не испачкайтесь.

Кухня была небольшая. Андрей купил шкафчики с малиновыми фасадами. Захотелось ему, чтобы было сочно и красиво однажды в мире уныния. Недавно тот час настал. Огромный белоснежный холодильник и два белых стула предложили разместиться за белым столом возле окна.

Андрей налил воду в чайник, продумывая, что может произойти далее. В принципе, многое, но в нем крепло подозрение, что они с Марго из одной орды. В смысле, зомби. Ну, не зомби, а бессмертные – не важно. Как она вообще узнала про него? Ночью «инцидент» засвидетельствовали несколько человек. Сообщить, куда следует, мог каждый. Андрей грешил на маму Сереги-малыша, но она, вроде как, пострадавшая сторона, так что не удивительно было бы. Вадик? Может быть, но не факт. Друг Вадика? Может быть. Таксист? Вообще легко. Они всегда на виду, через них следить за другими – милое дело.

Вскипел чайник. Раздался щелчок. Андрей заварил «Nescafe Gold», растворимый. Норм кофе. Пока он рассказывал ей то, что знал до вчерашнего вечера, Марго курила. Рассказал, что родился такого-то числа в таком-то году в Ленинграде, учился в ГАСУ, работал там-то, жил здесь-то. О бессмертных он пока не имел конкретного мнения и потому ничего не сказал. Андрей сделал бутерброд с сыром и предложил Марго.

Марго с явным недоверием слушала Андрея. Затем потушила сигарету пальцами. Окурок бросила прямо в чашку. А чего стесняться: Андрей-то не против. Не против? Да нет. Конечно, не против. Бутерброд Марго однако вязала. Угу-м. «Е-класс купэ» - это вам не в магазин за хлебом сходить. Такая машина деньги жрёт по ночам, пока хозяева спят. Интересно. Андрей мигом представил себе это и заулыбался, но попытался не показать виду.

- Допустим, я тебе верю. Дальше что планируешь делать? Хочешь открыть свою строительную компанию? Или, может, планируешь во власть пойти?

- Вы знаете, я ещё как бы ничего не успел обдумать, - ответил Андрей.

"Как бы!" - передразнил себя он мысленно. Говорит он, как быдло из реалити-шоу. Мдауш.

Марго побарабанила пальцами по столу, а потом сказала:

- Ладно, подумай. Я вернусь завтра. А пока, будь добр, используй на мне свою способность. Я хочу убедиться кое в чем.

- Хорошо, - пообещал подумать Андрей, соображая, куда лучше телепортировать Марго.

Наверное, к машине? Ну, да. Самое логичное. Да и зачем бесить женщину, презревшую гравитацию, с термоустойчивой кожей?

- До свидания, - добавил он вслед, усилием воли заставляя Марго исчезнуть и появиться на улице, у автомобиля.

Ничего не вышло. Андрей не был удивлен: о чем-то таком он успел прочесть. Да и как работает способность, не до конца понимал. Ок. Вообще не понимал.

Марго кивнула сама себе, убедившись в догадке.

- До завтра, Андрей, - попрощалась она.

Она назвала его по имени, и Андрей почувствовал приятное ощущение в затылке. Как иногда бывает, когда кто-то смотрит… Уоу!

Марго провалилась сквозь пол!

И чему удивляться? Она похожим способом добралась сюда. Точно. Но вообще, круто выглядит это всё.

Опять кто-то кричит. Это, наверное, Марго их напугала. Андрей подошёл к окну. Автомобиль пиликнул в приветствии. Блондинка села в машину, и та бесшумно увезла её куда-то.

"Угу-м, я тоже кое-что проверю", - решил про себя Андрей. Надо срочно телепортироваться куда-нибудь и посмотреть, отыщет ли она его. Андрей вернулся на кухню. Сделал ещё один бутерброд и подлил в кружку кипятка.

Он только сейчас обратил внимание: Марго унесла бутер с собой. Прикол.

В тот же день Андрей избавился от мобильника, оставил компьютер дома. Собрал наскоро чуть-чуть вещей и отправился в Питер. Повидаться с матерью и отцом. Ну, и чтобы от Марго скрыться. Посмотреть, найдет она его или нет.

Не нашла.

Значит, кто-то сообщил о нём. Ок.

Ночью допоздна Андрей гулял по «Балтийской жемчужине» - китайский жилой проект на юго-западе Питера. Там парк возле Финского залива, Стрельна недалеко. Место замечательное, но люди казались пришибленными. Грязь везде. Не удивительно, от такого поседеешь.

Ощущение свободы, которое он испытывал, телепортируясь, очень нравилось. Не нравилось ощущение причастности к тем, у кого ветер могущества яростно срывал последние рулоны рубероида с крыш. Толпы обезумевших зомбяков пускались во все тяжкие, судя по роликам в Интернете. Очень не хотелось бы стать таким же. Андрей едва не телепортировался к Константиновскому дворцу, но в последний момент сдержался. Всё-таки, резиденция Путина. Не стоит. Мало ли что.

Одолжив денег у родителей, Андрей снял жилье в Питере. У него в голове потихоньку складывался план. Прежде надо было попробовать несколько совершенно разных вещей. Ощущение нереальности происходящего медленно отступало. Медленно. Было боязно, но с оттенком волнительности. Как перед экзаменом. Вроде, и учил, но что ни спроси, - ничего в голове не отзывается. Правда, все экзамены на последних курсах Андрей сдал хорошо.


Посмотрим.
« Последнее редактирование: 21 Февраль 2017, 01:26:55 от The Last Giant »

Оффлайн Мефистошик

  • Создатель миров
  • ******
  • Сообщений: 19 966
  • Карма: +716/-0
  • Born-to-be-be-be
Re: Игра №1.
« Ответ #12 : 21 Февраль 2017, 14:20:46 »
 Первые несколько дней марта Мэтью пребывал в состоянии, близком к панике. Разум миллиардера взбунтовался, отказываясь воспринимать окружающую действительность как реальный мир. Память упорно твердила Кортвику, что никаких бессмертных никогда не существовало. Все остальное же... новости, интернет, люди - настойчиво вторили об обратном. И что хуже всего, документация. Мэтью прекрасно понимал механизмы, управляющие миром. Они никак не позволяли провернуть столь всеохватывающую мистификацию. Это было попросту невозможно. Всему происходящему не существовало ни единого разумного объяснения, что вписывалось в картину мира Кортвика. И следовательно, эту картину приходилось перестраивать.
 И перестраивать приходилось быстро, так, чтобы никто не заметил, что с владельцем "Liberty inc." творится какая-то ерунда. Ему повезло, что он успел предупредить слуг о свой вымышленной болезни до того, как те явились и обнаружили Дороти Стоунз в глубоком обмороке. Кроме того, Мэтью позвонил Карен и попросил ее перенести встречи на несколько дней, не забыв также упомянуть, что отпускает секретаршу на это время. Карен сумела не выказать удивления по телефону, хотя Мэтью подозревал, насколько тяжело это ей далось.
 Обезопасив себя таким образом от непредвиденных осложнений, Мэтью принялся за экономку. Навыки оказания первой помощи вспоминались неохотно, но служба в армии не прошла зря - спустя несколько минут Дороти уже удивленно моргала, пытаясь понять, что случилось. Довольно быстро ей это удалось.
 - Боже... - прошептала мисс Стоунз, и мужчина понял, что цепочка событий была восстановлена.
 - Дороти, - как можно мягче произнес Мэтью, - пожалуйста, успокойся. Объясни, чего ты так переполошилась.
 - Н-но... вы же...
 - Да, Дороти, продолжай.
 - Вы б-бессмертный, с-сэр. Мистер Кортвик. Сэр.
 - Что? - не нашел более оригинального ответа миллиардер.
 - Бессме...
 - Да я слышал, что ты сказала, - нервно перебил экономку мистер Кортвик. И тут же выругал себя за это. - Прости, Дороти. Но это же чушь. Какие еще бессмертные?
 Теперь пришла очередь мисс Стоунз недоумевать.
 - Как какие бессмертные, сэр? Те самые, которых Вы терпеть не можете.
 - Я? Терпеть не могу? - разговор явно складывался с трудом. - Да я о них впервые слышу!
 Во взгляде Дороти появилось нечто новое.
 - Вы меня разыгрываете, сэр? Как можно не слышать о бессмертных, когда о них уже три года трубят на всех углах.
 Мэтью понял, что так они могут болтать до самого вечера и безрезультатно. Внезапно до него дошло сказанное экономкой.
 "Три года?" - подумал миллиардер. - "Да, это хорошо объясняет биржевые индексы." Все эти потрясения мировой экономики, скачки курсов, взлеты и падения. Но одно оставалось необъясненным. Как в этом сумасшедшем мире с бессмертными "Liberty" удалось удержать планку первого номера? Разве что...
 - Побудь тут, - бросил Мэтью Дороти и бросился к рабочему столу. Он быстро ввел код доступа, затем нетерпеливо ждал, пока сканер сверит рисунок его сетчатки. Наконец, LibertyOS приветственно окрасила экран голубоватым цветом.
 Мэтью машинально выбрал режим мысленного управления и вызвал на экран бюджет Liberty на 2017 год. От цифр зарябило в глазах. Частично - от их количества, но по большей части - от того, что они были Мэтью незнакомы. Он обратил внимания на выделяющуюся среди прочих статью расходов. Даже привыкший к богатству мистер Кортвик не поверил сперва количеству нулей, следующих за несколькими другими цифрами. Триста двадцать пять черт-его-знает-сколькиллионов долларов. Уже готовый к тому, что увидит в расшифровке, Мэтью заглянул по гиперссылке в прикрепленный файл. Глаза магната забегали по документу.
 2.3. Вакуумоустойчивые контейнеры с толщиной стенок 100 метров.
...
3.8. Транквилизаторные снайперские винтовки KiYr-773.
...
5.11. Шаттлы межсистемные автономного обеспечения Delta-Sirius 3.1.
...
8.3. Модуль автономный лунный органиконепроницаемый MoonPrison 22/1R.
...
 - Господи! - прошептал Мэтью. Наконец миллиардер обратил внимание на название файла. "Бессмертные. Государственный контракт." - неумолимо гласила надпись, всплывшая по желанию мужчины.
 - Дороти, - почти умоляющим голосом произнес мистер Кортвик. - Я хочу попросить тебя кое-о-чем.


* * *

 Следующие дни мозг Мэтью лихорадочно работал, усваивая новую для него информацию. Наверстать три года за три дня - столько выбила для него Карен - задача почти не берущаяся. Другой мог бы не справиться, но только не он. Мужчина просто запретил себе думать о причинах творящегося бессмертного безумия и безумного бессмертия. И хотя разум бунтовал, мистер Кортвик продолжал познавать мир.
 Дороти осталась единственным человеком в доме Мэтью, кроме него самого. Миллиардер понимал, что сейчас он должен прежде всего позаботиться о том, чтобы новость о его бессмертии не вышла за пределы этих стен. Экономка с пониманием отнеслась к желанию хозяина, а приличный чек за молчание стал приятным бонусом.
 Наконец, информация была изучена и отложена для последующего анализа. И Мэтью приступил к самому главному - испытанию своих возможностей.
 Для начала он пытался найти пределы своей неуязвимости. В ход шло все, начиная от ножей и иголок, заканчивая бензопилой и кувалдой. Результат оказался впечатляющим. Его кости были прочнее титана, да и кожа оставалась невредимой после самых суровых надругательств над ней. Но в конечном итоге, ему это надоело. Кроме того, Дороти не скрывала своего недовольства от этих экспериментов.
 На третий день добровольного заточения зазвонил мобильный Мэтью. А поскольку тот был переведен в режим "очень занят", звонок мог быть только от одного человека.
 - Да, господин президент!
 - Мистер Кортвик, - раздался из трубки возбужденный голос Трампа. - Энтони жалуется, что не может связаться с Вами. Он говорит, что проблема не терпит отлагательств. И насколько я мог понять, он не преувеличивает. Поэтому, будьте так любезны, свяжитесь с генералом и выслушайте его.
 Мэтью только и успел, что попрощаться, как из трубки раздались короткие гудки. Дональд Трамп не любил, когда его отвлекали от его чрезвычайно важных дел.
 Вздохнув и собравшись с мыслями, мужчина набрал номер Энтони Дэвиса - если верить телевидению, тот был всего лишь отставным военным. Но личный компьютер Мэтью предоставил более полное досье на генерала - именно Энтони был руководителем особого отдела бессмертных, занимающегося контролем других бессмертных, а также вопросами сотрудничества с ними и, в особо тяжелых случаях, охотой за ними. Конечно, как теперь прекрасно понимал мистер Кортвик, охота требовала большой изобретательности и нестандартных подходов - того, чем всегда славились многие амбициозные проекты "Liberty".
 - Наконец-то, Мэтью, - рявкнул из трубки генерал Дэвис так громко, что если бы не неуязвимость, из уха миллиардера могла бы пойти кровь. - Где тебя черти носят? У нас чрезвычайная ситуация с Колином.
 - С Колином, Тони? - уточнил Мэтью.
 Ситуация была скользкая, так как никакой информации ни о каком Колине мистер Кортвик не нашел. Оставалось надеяться, что генерал спишет это на забывчивость магната.
 - С Колином, черт возьми, Мэтью, - похоже, прокатило. - С этим гребанным бессмертным, мать его, из Теннеси, которого мы ведем уже семь гребанных месяцев. Этот гребанный ублюдок скрылся опять. Мы все рассчитали идеально. Он, мать его, просто не мог уйти. Но вновь случилось гребанное невозможное. Сначала в самый неподходящий момент пошел хренов дождь. Дождь! Никто не обещал никаких гребанных осадков, Мэтью! Потом, чтоб ее в глотку, откуда не возьмись прискакала хренова белка и прыгнула в окно чертова Колина как раз в тот момент, когда был дан сигнал к гребанной, мать его, атаке. Конечно, ублюдок проснулся и был таков. Этот недоносок играет с вероятностями, что с какой-то гребанной куклой Барби. Мэтью, нам нужно оружие против этих ублюдочных "байесов". Ты обещал что-то придумать еще в хренов четверг. А сегодня уже гребанная, мать его, пятница. Мне нужен ответ, черт возьми.
 Вывалив этот поток брани, перемежаемой для разнообразия полезной информацией, Энтони замолчал и начал тяжело дышать в трубку, переводя дыхание. Мэтью постарался переварить услышанное. Судя по всему, Колин был из категории бессмертных, с которой у особого отдела сложились самые тяжелые отношения. У тех, что в документах "Liberty" проходили под категорией "читеры". Среди них особо выделялись две категории - под кодовым названием "байесы", что управляли вероятностями; а также те, что обладали свойством мгновенного перемещения, которых называли "гаррипоттеры", видимо из-за того, что этого персонажа тоже хрен поймаешь. С последними дело обстояло пока что совсем тухло, но с "байесами" идеи были, хотя их воплощение пока что задерживалось.
 - Тони, я понимаю твои проблемы, но я не господь бог. Мои люди работают в этом направлении. Пока что испытания с добровольцами не принесли желаемых результатов. Как только что-то будет готово, я дам тебе знать.
 Энтони, похоже, слегка опешил от подобного ответа, так что лишь буркнул в трубку нечто вроде "досвидасибо" и был таков.
 Мэтью решил, что испытания своих способностей может немного подождать, пока же нужно было систематизировать знания о категориях бессмертных. Быть может, свежий взгляд принесет какую-то пользу. Мистер Кортвик вернулся в кабинет и загрузил документацию, предоставленную "Liberty" агентами по всему миру. В основном, классификации бессмертия совпадали. Были, конечно, небольшие различия, но их можно было списать на неточности перевода и недостаточно изучение способностей.
 - Итак, что мы имеем, - сам себя спросил Мэтью.
 Первые три категории по большей части светились зеленым цветом, что означало "утилизация не составляет проблем", но была и парочка позиций разных оттенков желтого - от "небольшие проблемы с утилизацией" до "утилизация возможна, но опасна".
 Первая категория называлась "чакноррисы", отличительной способностью этих бессмертных была полная неуязвимость. Именно к этой категории относился теперь сам мистер Кортвик.
 Подвиды "чакноррисов" были следующие:
- "спайдермены", что обладали способностью создания точек невесомости и притяжения;
- "лыжники", что спокойно скользили по любой поверхности;
- "шварцы", что могли дезинтегрировать любые преграды;
- "конструкторы", обладающие способностью трансформировать неживой материал.
 Лишь "шварцы" были обозначены желтым, так как их поимка была связана с возможными потерями среди мирного населения. Остальные же проблем не предоставляли. Содержание пленных этой категории, если таковые находились - как правило, "чакноррисы" охотно шли на сотрудничество, - требовало небольших затрат в виде транспортировки в орбитальные и лунные тюремные модули, кроме того, для "конструкторов" требовалось еще создание специальных органических камер, с которыми они бы не могли ничего сделать.
 Вторую категории умники из особого отдела обозвали "динозавры", видимо, в честь ящериц, отращивающих свой хвост.
 "Динозавры" делились на несколько категорий:
- "экстрасенсы", способные передавать и забирать жизненную силу;
- "перевертыши", работающие с органикой, как "конструкторы" с неживым материалом;
- "вирусы", свойством которых была работа с иммунитетом;
Была еще одна категория "динозавров", однако их свойства выяснить пока не удалось.
 Среди "динозавров" лишь "перевертыши" оказались способными избежать поимки, однако если уж оказывались в руках особого отдела, сбежать не могли. "Экстрасенсы" же могли привести к большому количеству жертв среди мирного населения, поэтому работать по ним нужно было деликатно.
 Третья категория - "зомбаки", светилась разными оттенками желтого. Как "электроники", так и "радиаторы" могли создать проблемы при задержании, но на других бессмертных их способности действовали лишь косвенно, так что особый отдел справлялся. А с "кингами" и вовсе проблем не возникало. Последние, кстати, были обязаны названием гению из бумагомарателей особого отдела. Парень, видите ли, помнил, что в одной из книг Стивена Кинга была девочка со способностями телекинеза, но как ее звали, забыл. Вот и назвал подкатегорию в честь автора книги.
 Сложнее было с последними двумя категориями.
 Для начала "буддисты", способные после смерти перемещать сознание в чужое тело.
 Среди них особые проблемы вызывали "иллюзионисты", способные создавать иллюзии, становившиеся большими проблемы при их ловле. Разумеется, на агентов особого отдела иллюзии не действовали, но массовая паника хорошо способствовала уходу мишеней из-под колпака. Результатом был розовый цвет, что означало "утилизация возможна, но требует кропотливой работы".
 Были также "эйнштейны", которые светились зеленым, так как приобретенные знания, безусловно, были полезны для повышения уровня образованности, но не сильно мешали поимке без помощи подручных материалов. Что же касается "людей в черном" и "кобейнов", первые из которых могли манипулировать памятью, а вторые - перемещать сознание, словно в нирване (откуда и "меткое" название), они светились оранжевыми, так как методы их поимки были не очень надежными - очень уж легко эти "буддисты" могли уйти от погони. Однако все же главная проблема заключалась в их содержании. Конечно, будучи доставленными в особую тюрьму, "буддисты" более не представляли опасности ввиду отсутствия поблизости смертных, но в процессе доставки случались разные казусы, связанные с особой любовью "буддистов" к самоубийствам, после чего их новые личности ищи-свищи.
 И все же с третьей и четвертой категориями (за редким исключением) удавалось справляться с помощью транквилизаторных винтовок. Когда эти бессметные приходили в себя, они часто оказывались уже в изолированной тюрьме за пределами Земли. На первую категорию винтовки не действовали, так как пули сминались об кожу этих "чакноррисов", а вторая слишком быстра регенерировала после попадания транквилизатора, однако для их поимки все же существовали другие надежные методы.
 Но хуже всего было с пятой категорией "читеров". Про "гаррипоттеров" и "байесов" уже было сказано, надписи напротив вторых горели бордовым "вероятность утилизации стремиться к нулю", напротив первых же поле было абсолютно черным, что означало "невозможно ни поймать, ни удержать". Были еще "связисты", свойства которых еще были недостаточно изучены, но которых хотя бы возможно было поймать и изолировать. Ну и последние - "нострадамусы", способные видеть будущее. С этими проблемы были, но все же они лишь могли его видеть, а изменять получалось далеко не всегда, так что тут цвет был желтым.
 Разумеется, когда бессмертных пытались ловить смертные, зачастую это заканчивалось плачевно для всех категорий. Так что особый отдел состоял из бессмертных, состоящих на службе государства и имеющих от этого очень хорошие выгоды.
 Помимо названных в первых трех категориях существовали так называемые "нетипичные" бессмертные. С этими общего подхода не существовало в принципе, уж очень изобретательными были эти парни. Но индивидуальный подход решал подобные проблемы.
 Были еще и бессмертные, обладающие несколькими способностями. Разумеется, иногда это усложняло их утилизацию в десятки раз. Однако методы борьбы были рассчитаны прежде всего на тех, что недостаточно опытны и возомнили о себе всякого. Те же, кто более опытен, стараются не слишком афишировать свои способности и вообще свое существование.
 Вот и все. Изучив еще раз все категории, Мэтью решил устроить ночь мозгового штурма. Быть может, ему удастся изменить цвета некоторых категорий.

Оффлайн Пингвинчег

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 4 187
  • Карма: +303/-0
  • Всегда Доктор, даже когда Черный Доктор
Re: Игра №1.
« Ответ #13 : 22 Февраль 2017, 15:12:11 »
Влад

-Странный вы народ, бормотологи, - покачал головой Громила. - Вот мне по крайней мере один практический вывод очевиден.
-Какой же?
- Не стоит браться за каюкинг этого монстра. Трудно устроить каюк гигантской жареной курице с садистскими наклонностями, особенно если ее на самом деле как бы и нет.

"Каюкер и Ухайдакер"

Оглядев себя, Влад чертыхнулся. Удача или не удача - но на его одежду она явно не распространялась. В том, во что превратились его вещи, идти на работу было нельзя, поэтому он бросился обратно в дом. На лестнице ему попалась соседка сверху, и Влад уже готовился отвечать на кучу вопросов ,перемежаемых охами, вздохами и предложениями вызвать скорую, но женщина постаралась как можно быстрее прошмыгнуть мимо него, сделав вид, что ничего не заметила. Анализировать данную странность у Влада времени просто не было - он забежал в квартиру, быстро скинул одежду, зашел в ванную - и увидел в зеркало свое лицо. Если до этого у него еще могла быть надежда на то, что ему просто повезло отделаться "легким испугом", то сейчас она истаяла. Потому что, судя по количеству крови на его лице, а, в особенности, по запекшимся дорожкам, тянущимся от ушей - у него как минимум перелом основания черепа. Должен быть. Но его нет, потому что тогда он бы не мог подняться по лестнице. Он даже просто подняться на ноги бы не смог. Но, как бы то ни было, Влад явно был здоров - по крайней мере, телесно, - а значит, не имел объективной причины не явиться на работу.
-Стоимость проезда составит 400 рублей, о назначенной машине сообщим.
Оператор службы такси положила трубку прежде, чем Влад изумился взлетевшей цене. Может, сегодня день таксиста какой-нибудь? водителю он этот вопрос так и не задал - мысли вернулись к утреннему происшествию.
-Привет! - махнула ему рукой администратор спа-салона и, не дождавшись ответа, оторвала глаза от монитора. - Что-то не так?
-Радикальная смена имиджа? - Задал встречный вопрос Влад, - не боишься, что шеф тебя уволит?
-Ты чего, Владик? - изумленно спросила девушка, поправляя изумрудно-зеленую челку. - Я так уже третий месяц хожу. И с чего бы шефу меня увольнять, если это была его идея?
Идея шефа? Этого приверженца строгого классического стиля? Впрочем, Влад не стал озвучивать эту мысль вслух. Вместо этого он сказал.
-Не обращай внимания. Я, наверное, от шока не отошел. Меня утром машина сбила, представляешь?
Администратор недоверчиво выгнула бровь.
-Я серьезно. Даже сознание потерял, но врачи скорой сказали, что я в порядке. Повезло, видимо.
-Так может, ты бессмертный? - в голосе девушки не было и намека на шутку, но Влад решил улыбнуться в ответ.
-Ну может быть, не знаю. - Улыбка его, впрочем, пропала втуне - девушка только посерьезнела.
-Ну надо же, я и не знала. Прикольно тебе. Кстати, ты чего так рано пришел? У тебя первый клиент через 3 часа.
-Ну я найду, чем заняться, - ответил Влад и добавил, так и не заметив серьезного тона девушки, - Хочешь, тебе массаж сделаю, тонизирующий?
-Ты же знаешь мой принцип, Влад - отмахнулась администратор, кинув на стойку ключи и отворачиваясь к монитору, - никаких романов на работе. Иди уже.
Удивляться еще и этой смене приоритетов Влад не стал. Вместо этого он чуть ли не бегом поднялся к своему кабинету.

Хотя бы тут все было так, как он помнил. И компьютер тоже был - значит, поменяв вкусы, шеф все же остался сторонником широкого внедрения цифровых технологий. Соответственно, база данных постоянных клиентов тоже была на месте. И, хотя она явно содержала новые фамилии - а каких-то, наоборот, не было, - она была заполнена им, с его стилем и скрупулезностью. Успокоившись на этот счет, Влад закрыл базу - и погрузился в интернет. Изначально он собирался найти в поисковиках что-нибудь про случаи наподобие своего, но новостные заголовки раздела "В Архангельске" оказались куда сногсшибательнее. "Срыв бессмертного в поселке под Архангельском - пятеро погибших, трое пострадавших". Влад нажал на ссылку. Потом набрал в адресной строке "бессмертные"...

...

Спустя почти два часа он сидел на кресле, запрокинув голову, уставившись в потолок, и думал, что версия насчет преисподней все же имеет под собой какие-то основания. "Хотя нет" - усмехнулся Влад. - "В аду меня бы вернули работать терапевтом". Тем не менее, ад это или нет, в нем надо было как-то жить, а значит, нужно было кое-в-чем убедиться.

...

Спустя несколько минут в контейнере с дезраствором плавал с десяток акупунктурных игл. Еще одна, после некоторого раздумья, все же вернулась на место чистой - Влад решил, что лишаться глаза, пусть даже временно, не стоит, а чистоте эксперимента это не повредит. Судя по вычитанному в интернете, теперь надо было понять, какой силой он обладает. Проблема была в том, что он не имел ни малейшего понятия, как это сделать, а просто ждать "выброса", или "срыва", как это называлось в сети, было чревато. Но, судя по всему, дезинтегрировать объекты он не умел - уже неплохо. Однако, помимо этого, в голову лезли и другие вопросы - о том, что случилось с этим миром вообще и почему он ничего не помнит? Или, точнее, помнит все не так. Взглянув на часы, он убедился, что до прихода клиента еще есть время, и вернулся к компьютеру - нужно было хоть немного освоиться в этом безумии, а уже потом решать, для чего ему это бессмертие. Или наоборот.
"Я не знаю, почему снег белый. Но, думаю, белый снег - это прекрасно" Лелуш, Code Geass
Заразился Судзумией...
ГАРАК
Не надо стучать по стеклу, пингвины вас видят и слышат. Просто не любят

Оффлайн kpods

  • Творец легенд
  • *****
  • Сообщений: 2 336
  • Карма: +320/-0
Re: Игра №1.
« Ответ #14 : 22 Февраль 2017, 22:28:37 »
Альбина Антонич. Киев. 01.03.2017

     Альбина металась по комнате, как одуревшая по весне кошка. Она хватала в руки то телефон, то сумку, затем бросала их, начинала одеваться и замирала посреди ковра с одной спущенной штаниной, приходила в себя и снова с остервенением натягивала брюки. Мысли ошалело разбегались, голова начала дико болеть. Наконец, девушка села на пол и приняла решение:
- Я не сошла с ума. Я попала в другой мир.
Её мама бы с ней не согласилась, но Альбина отказывалась признавать, что жизнь, которую она проживала последние три года, ей приснилась. Ей, книжному ребенку, зачитавшему до дыр всю мало-мальски интересную фантастику, гораздо проще было принять факт перемещения в параллельное измерение, чем собственное безумие.
Странный сон пульсировал в мозгу в фоновом режиме и служил дополнением к абсурду, что лез в разум Альбины отовсюду: бессмертные и их войны, «наш» Донецк и Франция, рухнувшая под натиском ИГИЛ, Штаты, которые решили повторить опыт политики изоляционизма, радикальные антирелигиозные методы Германии,  бессмертный президент Яценюк и оппозиционный Порошенко…Но все это было большой политикой. Будущего журналиста А.А. Антонич хитросплетения политической паутины манили и сулили ту еще головоломку, но лично для Альбины сейчас значение имел только один факт новейшей истории Украины: Крым успели технично отобрать, но Донбасс остался украинским, войны на Востоке нет, а, значит, Рустам – жив.
Этот факт стало толчком к её дальнейшим действиям.
Остаться дома было бы самым разумным решением. Забить на пары, отключить телефон, с головой уйти в изучение ситуации, в попытки разобраться в произошедшем…Вместо этого, Альбина схватила сумку и вывернула её на пол. На ковер выпали ключи от машины и все документы.

***
Она летела по туманной Оболони, затем вывернула на Набережно-Луговую. Новенькая черная Mazda жалобно визжала на поворотах и уже вся покрылась брызгами грязи. Чувствовалось, что девушке отчаянно не хватает практики, в руль она вцепилась так, что костяшки пальцев побелели. Повезло еще, что несмотря на туман и близорукость Альбины, дорога была видна на удивление хорошо.
Наконец-то, с десятой попытки машинку удалось запарковать в тесном подольском дворике, где располагалась их танцевальная студия. Альбина отпустила руль и тщательно вытерла вспотевшие руки салфеткой. Каждый шаг по направлению к двери давался ей, как последний. К тому моменту, когда она добралась до зала, девушка была уже на грани обморока.
-   Привет, Альбин, - негромкий голос раздался прямо за её плечом. Нет, сознание она все-таки не потеряла, но на ногах устояла чудом.
-   Привет, Русь, - он пропустил её вперед в зал, придержав дверь.
-   Ты рано сегодня. Я думал ты вообще на пару недель в учебу ушла. Диплом, все такое, - Рустам бросил сумку на пол.
-   Ээээ…да черт с ним, с этим дипломом, - выпалила Альбина, зачарованно следя за движениями парня.
-   Слушай, мать, ты бледная какая-то, ты нормально себя чувствуешь?
Альбина проигнорировала вопрос.
- Русь, давай потанцуем. Помнишь, тот номер, который мы ставили под Numb три года назад?
- О боже, только не говори, что у тебя ностальгия по этому старью, - Рустам хохотнул.
- Пожалуйста…- в её голосе было столько мольбы, что парень решил не продолжать расспросы.
- Ну ладно….
Зазвучал старый добрый Linkin Park. Альбина начала первое движение, и весь мир перестал иметь значение. В танце она могла быть кем угодно, ограничения определялись лишь возможностями её тела.  Альбине был щедро отмерен талант излагать свои мысли на бумагу, но она уважала язык движений, считая его более откровенным.
Они дошли до череды поддержек – в былые времена Рустам шутливо просил её кушать поменьше – но сейчас она буквально парила в его руках. Ей хотелось стать легчайшей, невесомой пушинкой. Последний пируэт. В оригинальном исполнении, девушка должна была отойти от партнера на несколько шагов, вместо этого Альбина крепко обхватила его руками и прижалась изо всех сил.
Тишина. Музыка умолкла. Казалось, Альбина забыла, как это – дышать.
- Аль, - Рустам аккуратно высвободился из объятий. – Ну зачем? Мы же договаривались…
Он взял её за плечи и слегка встряхнул:
- Пожалуйста, давай не будем повторять все заново, м?
- Русь… - Альбина умолкла под его тяжелым взглядом.
- Слушай, все уже сказано, сделано, перетерто и забыто. Нафига вот ты…эээх, - он махнул рукой. – Ну не получилось у нас. Переболели. Нет, блин…
Рустам со злостью пнул валявшуюся в углу сумку.
Альбина молча оделась и собрала свои вещи, на выходе она обернулась:
- Альбин… - Рустам окликнул её, будто намереваясь сказать что-то, но затем на ходу передумав, закончил фразу. – Ты точно не болеешь? У тебя какой-то….ээээ….изможденный вид.
Альбина вышла из зала.
В машине она облокотилась на руль и расплакалась.
- Но зато он жив, - прошептала девушка своему отражению спустя некоторое время и, проморгавшись, отшатнулась от зеркальца в пудренице – она выглядела так, словно разом потеряла десять килограмм веса. Вены на руках вздулись, костяшки пальцев торчали, скулы заострились.
- Вот те на… - изменившийся облик встряхнул девушку. – Да что же, твою мать, происходит?
***
Поздним вечером из Донецка вернулся отец. Альбина к тому времени успела окончательно успокоиться: сначала она бесцельно колесила по городу, поедая булочки с сыром, в напрасной надежде отъесться за три часа до прежнего состояния, затем вернулась домой, прошмыгнув мимо домработницы и матери, и заперлась в комнате. От чтения новостей у нее уже рябило в глазах, но зато занятие дало должный отрезвляющий эффект.
- Сынок, у нас есть проблема посерьезнее – на кухне дракон! – мрачно пошутила она, листая сводки продвижения армии Халифата в Каталонии.
Пару раз звонили из универа – она отмахнулась, сказавшись больной. Впрочем, сейчас лишь голодающие дети Африки могли посчитать её пышущей здоровьем. Хотя, опять-таки, если верить новостям, голод в Африке был преодолен весьма нетрадиционными методами. А вот украинские СМИ дышали нетипичным оптимизмом: в какой-то момент Альбине даже показалось, что она включила новости русского 1-го канала.
Так хорошо быть не могло, что-то не складывалось.
И Альбина надеялась лишь, что деликатный разговор с отцом поможет ей понять, какая белиберда скрывается под бодрыми заголовками «Снижение налоговых ставок в Донецко-Луганском регионе привело к росту ВВП на 12%», «Визит Президента Яценюка в Польшу закрепил договоренности о совместной обороне», «Патриарх Кирилл получил пожизненный запрет на въезд в Украину»…
Негромкий разговор в коридоре отвлек её от изучения новостных ресурсов.
-…на честном слове держится, - пробурчал отец.
- Его честное слово гроша ломаного не стоит, - вздохнула мама. – Сколько еще?
- Не знаю, три месяца, полгода…Не знаю, Маш. Пока они друг другу выгодны, лишь бы карлик пальцем не поманил. Иначе…ааа…
- А ему оно надо, Сень?
- Никто не знает, что творится в этих головах. И что в мозгах у «кули-в-лоб» тоже тяжело сказать.
- И куда бежать, если что? – последняя фраза была сказана совсем тихо, Альбина еле-еле различила её, прислонившись ухом к двери. Она напряглась, отчаянно желая, чтобы отец говорил громче, или, чтобы её уши стали локаторами летучей мыши.  Раскатистый бас за дверью превзошел все ожидания:
- Некуда бежать, Маш, некуда. Будем разыгрывать тот расклад, что у нас есть. Давай есть, а? И зови Алю. Я хочу кое-что ей сказать.
Отец зачем-то орал. Альбина поморщилась и распахнула дверь.
-   Пап, привет. Ну говори…Только не кричи, пожалуйста. Я все слышу.
-   Кричать? Да я не кричу! – барабанные перепонки жалобно заныли.
-   Па… - Альбине отчаянно захотелось зажать уши.
-   Ты в порядке?! – боль в ушах и голове стала невыносимой, кроме отцовского голоса она слышала громкое мамино дыхание, шуршание газеты, шарканье на лестничной площадке. - Аля?! Что с тобой?!
- Да замолчите вы все! – её собственный вопль стал последней каплей для истерзанных органов слуха.
Альбина схватилась за голову, с ужасом ощутив, как по шее тонкой струйкой потекла кровь.
Последнее, что она успела прежде, чем рухнуть на пол, были вытянувшиеся от ужаса лица отца и матери.
А затем пришло небытие.
***
- У тебя был сложный день, - женщина с раскосыми глазами снова стояла за её спиной.
Все те же кирпичные руины, все тот же снег и ветер. Снаряды не падали – и на том спасибо.
Альбина принципиально не стала поворачиваться к ней. Она искала глазами место гибели Рустама. Но все остатки кирпичных стен казались ей одинаковыми – современный Лабиринт где-то в районе Авдеевки. И в центре кроется чудище пострашнее Минотавра.
- Ты думаешь, что самого худшего не случилось? Парень выжил, твоя страна чувствует себя куда лучше, чем в той реальности, откуда ты прибыла… - женщина, не стесняясь, читала её мысли. А затем хладнокровно поставила крест на всех надеждах. – Ты ошибаешься. Мир висит на волоске, и этот волосок оборвется в ближайшем времени.
 Внезапно из-за развалин вынырнули двое – Рустам и его товарищ. Они снова бежали куда-то, в этот раз с неба не летели бомбы, но автоматная очередь ясно дала понять, что место лишь казалось спокойным.
- Он умрет, в этом мире позже, чем в твоем, но умрет. И твоя мать, и твой отец…
- И я…- равнодушно закончила Альбина. Рустам упал, убитый в спину.
-  О нет, - незнакомка грустно рассмеялась, - ты будешь жить. Похоронишь их и многих других. Но останешься в живых. Ты не можешь умереть, Альбина, подобное тебе недоступно.
- Есть какая-то причина, по которой ты мне это рассказываешь?  Или исключительно по доброте душевной?
- Причина есть. Ты можешь все изменить. Иначе бы я не тратила на тебя свои силы.
- Как? – Альбина развернулась к азиатке.
- Начни играть по-крупному и тогда ты поймешь, что у тебя на руках козырный туз. Или, ты сама – козырный туз. Это уже зависит от тебя.
- И как мне начать играть?
- О, проще простого. Сейчас ты очнешься, и игра начнется.
***
Небытие ушло. Она лежала на диване, абсолютно здоровая, со светлой головой и чистым слухом, лишь лужица крови на светлом ламинате напоминала о жутковатом происшествии.
Мама и папа стояли над ней со  страннымвыражением на лицах. Испуг? Шок? Ужас? Или все вместе?
Наконец, отец проговорил:
- Можно поинтересоваться, зачем ты скрывала свое бессмертие, Альбина?